• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:41 

птица луны
Experimentum crucis
Расплести (1)

Расплести звуки
На границе слов
Не дождавшись
Пл жизни до счастья.
Душить мысли
Орывком воли
И дрожать
Н звуки ненастья.

Наблюдать красоту
Касками,
Не умея ее рисовать.
Подавляя крик,
Опрокидывать голову
В пустоту.
Чтоб молчать.

Смотреть не видя.
Чужой портрет
Отторгнет,
Родные размазаны.
Опять на месте
Шаг вперед,
Оттолкнувшись носком
От себя же.

Ненавидеть боль,
Не умея помнить,
Не умея лечится,
Не умея любить.
Только холодом
Окруженная,
В такте от рая
Вселенная.
Обрывками
Облетает
Обессиленная
Обаянием.

Глаза видят синим,
Руки – красным,
Уши – молчание,
Губы сжаты.
В сердце одно,
В мыслях – другое.
Разум – пропасть.
Шаг сделать.
Не убояться.

Разбитые мысли,
Разлиты маслом
В жаровне тела.
Не прикоснуться,
Не приближаться,
Не задохнуться.
Только расстаться
С огнем.
Разбросав спички.

Плодом созрело,
В слова льется.
Не дать порче
Проникнуть в мякоть.
Не уйти раньше.
И позже.
Бороться.
Без льда стынуть
Без слез плакать.

14:03 

Любимая (рассказ)

Доктор
Человеку от жизни нужна малость – другой человек. Сергей Александрович считал себя счастливцем. У него была любимая женщина. Пожалуй, самая прекрасная женщина во всем мире. От ее тугих каштановых локонов пахло весной, сиренью и жизнью, терпкой жизнью молодого тела. Лора часто улыбалась, и Сергей Александрович не мог оторвать взгляд от маленьких ямочек на румяных, по-детски круглых щеках. Когда Лора хмурилась, а случалось это довольно редко, две темные родинки над тонкой правой бровью выстраивались в ровную линию, и Сергей Александрович смеялся. Не знал почему, просто смеялся. Он любил свою девочку. Может быть, Лора и не была умницей, но ее веселье с лихвой окупало отсутствие проницательности. Женщина не обязана быть интеллектуалом, она обязана быть любимой. Всего-навсего любимой.
По утрам Лора варила мужу кофе и пекла блинчики с вкусной начинкой. Сергей Александрович съедал все до последней крошки и ласково целовал жену в щеку. Она смущенно краснела. Так краснеть умела лишь Лора. Вечерами они сидели у камина, наблюдая, как огонь глодает поленья, и молчали. Кому нужны слова, если достаточно смотреть друг в другу в глаза. Затем шли спать. И Сергей Александрович видел во сне, как Лора печет блинчики и две темные родинки над бровью выстраиваются в смешную линию. читать дальше

23:23 

Судья

Когда идёт дождь, посмотри на небо - и ты увидишь двух ангелов, исполняющих танец Смерти.
И снова миг во тьме, чужая пала плоть,
Реальность вся во мгле, и черви гложут кость;
В дверях не стой, зачем? Пустая есть скамья –
Решать здесь Мне: Эдем иль Ад. Ведь Я – Судья.

Я сердце вырву – вскрик – из ноющей груди,
Ты сможешь победить? – бросаю на весы,
Но легче сердца нет, чем вес пера Маат.
И что мне до монет? Они меня смешат!

Поведай о грехах, что наверху вершил,
Но правды нет в словах, ты лучше докажи;
А бледность на челе, неутомима дрожь,
И кем был на Земле? Твои слова все – ложь!

Быть может, в тебе боль разбудит совесть, стыд?
Глаза же вниз изволь. Но с тела грязь не смыть;
Ты слишком грешен, раб, Эдем не для тебя –
Тебе дорога в Ад. Так Я решила. Я – Судья.

18:22 

Ветхая древность (ему 4 года).

Я продолжаю линию жизни
НАЗВАНИЕ: Сон в предновогоднюю ночь

Мурашки бежали по спине. Ноги, ватные от холода, почти автоматически шагали вперед. Окоченевшие пальцы рук перебирали в кармане ключи. Теплый пар изо рта, промокшие ботинки и тонкая куртка – именно это сопровождало меня всю дорогу.
Холодно. Ничего кроме холода.
Ветер завывал, снежные вихри заставляли прохожих поднимать воротники. Все спешили домой встретить Новый Год в кругу родных и любимых людей.
Только у моего пути не было конечной цели. Я брел, не задумываясь над поворотами и не торопясь куда-то. Луна, выглянув на секунду из-за снежных туч, будто пыталась подбодрить меня. Новогодняя ночь, новогодняя суета. Праздничные огоньки, елочки в витринах магазинов. Вокруг меня все вертелось. Люди делали последние покупки, звонили старым друзьям с поздравлениями, обсуждали предстоящий праздник, пробовали петарды и хлопушки в действии.
«С Новым Годом!» - раздавалось ото всюду, ото всех… «С Новым Годом!»…
Дети и взрослые, бабушки и дедушки – все поздравляли друг друга с почти наступившим праздником.
Но среди всей этой толпы, мне все же было одиноко…. Мой телефон не звонил, меня не ждали дома мои родители, мои друзья готовились отмечать эту ночь со своими семьями.
«С Новым Годом!» - раздалось еще откуда-то. Видимо, два приятеля встретились случайно по пути домой.
Предновогодняя суета почти стихла. Все магазины закрылись, запоздалые прохожие бежали за уходящим автобусом. Одиннадцать часов вечера.
Я уже был один на ранее очень людной улице и шел вперед.
Иллюминация не радовала глаз. Огоньки в окнах многоэтажек добавляли грусти. Одинокая тетенька в круглосуточном магазине настраивала старенькую магнитолу.
Вот так и началась во всем городе встреча Нового 2005-го Года.

22:47 

Доктор
Раскопал свой старый рассказ. Решил вывесить.


Semper virens


Катя Смольникова была крайне азартным человеком. Что поделать, как говорится, горбатого могила исправит. Ну могила не могила, а свое дело Катя знала – спорила по поводу и без. Чаще без. Но ее это устраивало. Все азартные люди таковы, если простому смертному для мало-мальски сносного жития требуются скромные крохи: хлеб, вода, да воздух, то азартным нужны споры, пари, головоломки вкупе с головомойками. И чем больше, тем лучше. Это прямо как наркотик – попробовал разок, в другой уже за уши не оттянешь. Все равно что героин. Даже похуже.
Характер Катя начала проявлять еще в школе. Задирала товарищей, каждого брала на «слабо» и сама не плошала. Сперва учителя смотрели на «трудного ребенка» сквозь пальцы. Дети они есть дети. Пусть побесятся годик – два, а потом посмотрим. Годик прошел, второй тоже. Катя не менялась. Нет, не так. Катя превратилась в сущего чертенка. А рожки прятала под длиннющей косой челкой. Теперь учителя ее не просто недолюбливали, они ее боялись! Тяжело не испугаться, если из-за одного единственного ученика полкласса ходит в синяках, треть без волосяного покрова на голове, а оставшаяся часть, так сказать, избранный круг вообще давно прописана в ближайшем отделении милиции или в психиатрической клинике. Это в зависимости от глубины родительского терпения. Счастье, что Катя никого не угробила. А ведь могла! Голь на выдумки хитра. читать дальшеКто поручится, что сегодня ребенок, по Катькиному науськиванию съевший баночку гуаши, завтра не окажется в больнице с отравлением уксусной кислотой? Тут, конечно, будет уместным задать вопрос: куда глядели Катины родители? Ответим: в телевизор. «Именно туда. Мама с папой боялись собственного чада не меньше преподавателей. Хотя скорее боялись они именно за чадо, которое, не получив должной свободы, впадало в истерику и истерило ровно столько времени, сколько требовалось родителям, чтобы понять, что Катины прихоти лучше выполнять на полуслове, чем наблюдать, как дитя себя калечит. Могло выйти и так. Мама с папой не любят Катю? Что ж, можно все исправить. Надоело терпеть Катю? А каково вам будет жить без Кати? Понятно, что накладывать на себя любимое руки в Катюшины планы не входило. Но припугнуть-то следует? Вот Катя и пугала. Весьма успешно.
Школьная популяция несколько лет прозябала под гегемоном Катиной тирании. И что дальше? А дальше события начали разворачиваться со сверхсветовой скоростью. Одним прекрасным, солнечным утром в Катюшеном классе появилась новенькая девочка. Звали ее Света Котикова. Света Котикова сразу очаровала мужское население школы в полном составе. Красавица, умница, отличница. В общем, ее полюбили все. Кроме Кати. Стоит отметить, что Катенька пусть и была бесенком, но бесенком чертовски (и это не каламбур) симпатичным. Так всегда бывает – укрась атомную бомбу розовым бантиком, пришей пару рюшек, и люди будут восклицать «красотища»! Кого волнует, что эта бомба может при случае так рвануть, что наша матушка Земля не досчитается континента? Главное, чтобы блестело, а потом хоть трава не расти. Трава травой, а дела следовало решать…
Если вы никогда не были Императором или на худой конец бургграфом, то вам никогда не понять Катиного состояния в тот момент, когда трон под ней накренился. Сказать, что ее охватила паника – значит, тихо промолчать в тряпочку. Паника, известно, возникает, когда вас заталкивают в клетку с тигром и велят сохранять спокойствие, дабы киска сильно не растревожилась. А когда эта киска с упоением чавкает над вашей ногой – там не паника, там громкий ужас. Что-то на подобие этого ощутила и Катя, замечая, что ее драгоценная «корона» каким-то Макаром очутилась на Светиной макушке. В пору было разреветься. Но Катя не Катя, не сумей она выпутаться из любой ситуации. План по возвращению трона зрел долго, очень долго. И созрел. Главным Светиным достоянием была красота. Что греха таить, Красота с большой буквы. Повод для зависти, подумаете вы? Ничего подобного! Напротив… Отличная возможность заключить пари! Здесь Катя Светку и подловила. Есть споры, от которых отказываться – себя не уважать. Света не отказалась…
Девочки заключили пари: чья красота окажется неподвластной времени, та и получит титул «мисс совершенство». На том и порешили. А чтобы спор не выглядел бессмысленным, был заключен договор, по которому победительнице отводилась часть имущества проигравшей. В действительности, что Катю, что Свету слабо интересовали деньги. Победа – дело чести, а не кармана.
Время шло. Раз в год девушки встречались, красовались друг перед другом и расставались. Определить победителя по-прежнему было невозможно. Катю это злило. Злили ее и вечные изматывающие диеты, салоны красоты, спортзалы. Гериатрии Катя молилась как Богу. С замиранием сердца просматривала она газетные статьи, повествующие о новинках косметологии, и каждый раз удрученно качала головой, понимая, что за последние полвека в мире красоты ничего не изменилось. А в один прекрасный день Катя натолкнулось на объявление… Замечательное объявление! Институт криогеники предлагал всем желающим… попасть в будущее! Естественно, машину времени никто не изобретал. Техника «путешествий» была столь же проста, как и во времена мамонтов. Куча льда, немного энтузиазма, капелька терпения и вы попадаете в будущее! Великолепный шанс сохранить свою красоту на века.
Когда Катя согласилась на заморозку, ей стукнуло тридцать. Еще совсем молодая женщина. Такой бы мужа любить, да детей рожать. Нет, Катя избрала судьбу консервированной сардины. Пункта, запрещавшего использовать достижения современной науки, в договоре не отыскалось, и Катя отправилась в морозильную камеру. На тридцать пять лет… То-то же будет удивлена Света, снова увидев Катю. Ведь она ничуть не изменится! Ха-ха! Может метод и не очень честный. Зато заведомо выигрышный.

Катя открыла глаза. Все тело неприятно покалывало. Неужели минуло тридцать пять лет? А вроде бы она только что подписала контракт. Девушка ощупала себя. Все на месте. Руки-ноги, голова…
— Как самочувствие? — поинтересовалась молоденькая медсестра, поправляя Кате подушку.
— Неплохо, — отвечала Катя. — Скажите, какой сейчас год?
Медсестра сказала. Катя облегченно вздохнула. Не приснилось…
— Извините, не могли бы вы сделать мне одолжение? — продолжала она.
— Все, что вам угодно.
— Тогда не могли бы вы связаться с моей… старой подругой?
Как приятно прозвучало слово «старой»! Небось, нынче Светка похожа на сморщенный гриб. Мерзкая, морщинистая старушонка…
— Сделаем все возможное…

На поиски Светки потребовалось трое суток. Эти дни Катя провела в счастливом возбуждении. Момент триумфа неумолимо приближался. Как лучше поступить? Рассмеяться Светке в лицо, или сочувственно обнять ее, как друга детства? Впрочем, какая разница, если победа за ней?
В палату постучались. Катя едва успела закончить макияж и нарядиться в модное платьице, специально доставленное по торжественному случаю в больницу.
— Входите, входите! — Произнесла Катя, наводя последние штрихи.
Дверь открылась. Катя обернулась, улыбнулась, и сразу же лицо ее болезненно исказилось. На пороге стояла юная девушка. Голубоглазая, каштановолосая стройная, точно березка. Никаких сомнений – это была Светлана Котикова. Но… но как? Она выглядела еще лучше, еще моложе, чем в их последнюю встречу. Неужто и она себя замораживала?
— Света? — Пробормотала Катя. — Это ты? Господи, я проиграла…
— Что? — Удивилась Света.— Ах, да… Я вас понимаю. Бабушка мне рассказывала о вашем споре…
— Бабушка?
Великие Боги! Кате захотелось шлепнуться в обморок.
— Нет, — Говорила девица. — Вы не проиграли, вы выиграли. Моя бабушка умерла три года назад. Несчастный случай.
Девушка протянула Кате чек.
— Вот, примете это от нас. Бабушка выполнила свои обязательства. Мир ее праху. Она не забыла уговора. Но после того как вы себя заморозили. Бабушка решила, что нет необходимости продолжать… эм… как бы выразиться? Ограничивать себя, что ли… Она вышла замуж, у нее появилась моя мать, а затем я.
Катя вздрогнула.
— А у меня никого не осталось… даже Светки. Господи! Не нужны мне ваши деньги! Уходите!
Катя разрыдалась, теперь ей можно было плакать. Макияж безвозвратно погиб, а Катя все плакала и плакала… »

01:34 

Dead_Romeo
Если не мы, то кто?.. Если не здесь, то где?..
Я сделаю шаг

Я сделаю шаг по лезвию бритвы,
Чтоб кинуть взгляд на мир.
Мир ответит мне панорамою битвы -
С боевыми патронами тир.

Я сделаю шаг по раскаленным углям -
Шагну, чтобы увидеть людей.
А люди глядят, подобно зверям,
Это - сборище подлых теней.

И я пройду по битому стеклу,
Пройду, чтобы увидеть любовь.
Расчистить ей путь - возьму я метлу,
Свои же ноги - изрежу в кровь.

14:31 

Ты напыщенно. Пафосно.

Целилась.

В грудь.

Целовала в висок.

Чтобы мысли спугнуть.

Резал душу

Бесчувственный

Дым сигарет.

Кофе.

Сказки.

Бессонница.

Жалкий портрет.

«Ты посредственность, милая!»,-

Сбавила прыть.

Пафос.

Бред.

Смутно-глупое.

Точка_курить.


03:43 

птица луны
Experimentum crucis
крайности

Тот, кто умнее - сведет конфликт к шутке
Тот, кто вздорен - делает других умнее
Тот, кто сильнее - поймет слабость
Тот, кто слаб - не способен на сочувствие
Тот, кто терпеливее - услышит слова
Тот, кто спешит - успеет обидеть
Тот, кто старше - беспощаден к младшему в помощи ему
Тот, кто младше сможет видеть
Тот, кто внимателен - сделает на секунду раньше
Тот, кто рассеян - потеряет сердце
Тот, кто любит - сможет защитить
Тот, кто ненавидит - убьет себя
Тот, кто жесток - судит по себе
Тот, кто мягок - добьется презренья
Тот, кто боится – сильнее
Тот, кто бесстрашен - не умеет любить
Тот, кто тактичен – всегда к месту
Тот, кто наглый любим недолго
Тот, кто груб - выглядит глупцом
Тот, кто обходителен настораживает


02:16 

альтер и я;
альтер; сцуко; эго
моя принцесса;


моя принцесса совсем не красива
но с принцами бывает мила
на комплимент отвечает "спасибо"
а в одиночестве бьет зеркала

руки ее запачканы пеплом
а постель залита вином
и до короны нету ей дела -
моя принцесса курит и пьет

но среди дорог изрезанных вен
отраду находит в одном
и каждую ночь бросается в плен
моя принцесса спит с королем.

19:04 

сейчас не об этом.
написала довольно давно..сейчас я немного по другому излагаюсь,но все-же мне очень интересно ваше мнение..

читать дальше









20:29 

Синяя роза

~Nigella~
Tercium non datur
Теплое августовское солнце медленно падало за горизонт, и на землю медленно опускалась влажная прохлада. Она неслышно ступала по мягкой траве, пряча за спиной единственную розу нестерпимо синего цвета. Чем ближе она подходила, тем сильнее билось сердце у нее в груди, тем страшнее ей становилось... Но тем не менее она продолжала приближаться к заветной скамейке...

"Здравствуйте! Это Вам!"
"Спасибо! Мне? Хм... Синяя роза..."
"Она такая же необычная как и Вы!.. Уникальная... Непохожая..."
"Ты это к чему?"
"Пожалуйста, не перебевайте, выслушайте меня до конца!"
"Хорошо, говори."
"У меня в жизни был один очень сложный период... Я была разбита, раздавлена, потеряна... И тогда в моей жизни появились Вы... Знаете, как у Островского "луч света в темном царстве"... Вы стали для меня этим лучиком света, показали дорогу, помогли выжить... Удивлены?.. Сами от себя такого не ожидали?.. Я знаю, что про Вас говорят про дурной характер, про репутацию... Про Вас постоянно ходят весьма неприятные сплетни и слухи... И я знаю, знаю, что львиная доля того, что про Вас говорится - правда... Стоп! Вы обещали молчать!.. Вы далеки от идеала... Но... Вы всегда были кумиром для меня... Я не замечала Ваших недостатков - в конце концов, все мы люди и все неидеальны... Зато я вижу то, чего многие не в состоянии увидеть - доброту в Ваших глазах, заботу о тех, кого Вы считаете друзьями, некоторую скромность, я бы даже сказала застенчивость, которую Вы так прячете от всех... Вы самый необычный, самый талантливый, самый целеустремленный человек из всех, кого я знаю... Вы... Вы так много значите для меня, если б Вы только знали! Вы лучше всех! Я ЛЮБЛЮ ВАС!..."

Сказав это, она посмотрела в удивленные глаза и, наклонившись, поцеловала губы, замершие в выражении полнейшего непонимания и шока... поцеловала так нежно и с такой любовью, как только могла... Развернулась на пятках и опрометью убежала назад, в уже опустившуюся влажную холодную мглу сада...

..."Следующая станция..." - прозвучал равнодушный голос сквозь музыку в ушах. "Черт, моя станция!" - подумала она и рванула сквозь встречный поток людей к выходу из вагона. "Привидится же такое! Опять... Ну сколько можно?.." - мелькнула мысль и потонула в потоке других несвязных утренних мыслей...

16:19 

возДУШнАя
А ты все пил виски из прозрачного стакана, уставившись тупо в телевизор. Не понимаю, образованный, ужасно культурный, презиравший глупые фильмы и книжки ни о чем так с упоением смотришь самый идиотский на свете сериал «Счастливы вместе». Я знаю, что это твой изъян, он есть в каждом человеке – но ты казался мне идеальным… Это не так. Хорошо это, или плохо? Уже не важно. Все прошло.




А ты мне помог, я знаю, и потому – благодарна. Ты мне был так нужен в те дни, те самые грустные, ненавистные мной, осенние вечера. Я не любила осень – всегда что-нибудь плохое случалось в это время года… Ну не прямо уж плохое, но чувствовала я себя – хуже некуда. А ты появился! Я тебя ждала, но не думала, что все произойдет так, как не надо. Тогда я мечтала, что когда пои «подруги» тебя увидят, то покроются черной завистью и поймут – они мне не нужны. Хотя это было не так. Тогда. Сейчас мне не нужен уже никто. Но тогда… Они меня предали, нет, ничего такого не сделали, просто перестали общаться! А это лучше – лишиться таких «подружек» раньше, чем они убили бы мне еще на тысячу нервных клеток больше, чем следовало бы. Спасибо. Они-то (нервные клетки) мне пригодились.




А ты все пьешь. В последнее время все чаще и чаще. А вдруг ты сопьешься? Ха! Нет, конечно, ты большой мальчик, все будет лучше некуда, ведь ты будущий хирург. У тебя отличное зрение и сильные руки. Как я их люблю, твои руки. Твердые, сильные и такие нежные. Я чуть не заплакала, когда ты положил свою теплую ладонь на мою маленькую кисть. Никто так нежно и осторожно ко мне не прикасался. Вообще не прикасался.




Но ведь мои «подружки» все-таки нас увидели. Я поделилась тобой только с А.. Может, они меня когда-нибудь и предаст, но не сейчас, когда мне так нужна ее поддержка. Но я ведь ей так давно не звонила, не видела, но я чувствую, что мы будем вместе снова – лучшие подружки Ж. и А.. А вот О. точно покрылась зеленой краской. Почему зеленой? Потому что она терпеть не может этот цвет? Откуда я это знаю? Оттуда, что считала ее своей самой близкой подругой. Она мне помогала в трудную минуту, но не радовалась моим успехам, а лучшая подруга – это та, которая порадуется за тебя, ведь помогая в сложной ситуации, она может, злорадствует и тем самым тихо протягивает «руку помощи». А вот А.! Мы с ней давно вместе. То расходимся, то опять встречаемся. Раньше мы могли болтать до бесконечности, а когда снова воссоединились - все было уже не так! Но сейчас все так же как два года назад. Что-то вы меня не поняли, а это обращение к тебе…




А ты всегда приезжал за мной после моих шести уроков, кроме вторника – ты ехал навещать бабушку, живущую в соседнем городке. Кажется, о ней я знаю больше, чем тебя, потому что она была для тебя всем. Но появилась я. И я знаю, что если бы у меня был один единственный день вторник, а бабушка у тебя болела бы, ты этот день отдал бы мне. Весь. Но провели бы мы его в машине, подъезжающей к дому твоей бабушки. Ты меня представил первой именно ей, а не своему отцу, которого любил, но не уважал, хотя добился он многого, поставив на ноги и тебя. Я не знаю историю твоих родителей, поэтому и судить о них не могу. Я всегда с тобой соглашалась, соглашусь и на этот раз.




В этот момент, когда ты не думаешь ни о чем, а просто смотришь телик и пьешь виски, во мне переполняются разные чувства. Всякие. Я люблю тебя, мне охота взвыть, накинуться и… тебя, но и просто дать пощечину и быть таковой. Но я не могу. Сегодня у тебя умерла бабушка. Я ошиблась. Для тебя она – все.




А что теперь будет? – спрошу я. Все так же, - ответишь спокойно ты. Нет, все будет так же. Я, маленькая глупая девятиклассница, и ты, в скором будущем первоклассный хирург, мы вместе на твоем дорогом автомобиле, подаренный тебе после окончания школы за серебряную медаль. Как не вспомню, он (автомобиль) всегда с тобой. Такой же чистенький, хорошо пахнущий сигаретами и твоим одеколоном. Я люблю мужские запахи, но твой – в особенности. Я никогда не была уверена, что могу понравиться такому, как ты, а ты не думал, что такая как я есть. Что за глупость? Просто мы друг друга нашли. А вот твои глаза, серые, когда ничего, стальные, когда гнев, серо-голубые, когда смех. А я? Твои глаза, когда эта стальная пелена трескается, а холод исчезает (тепло победило), они наливаются свечение и водянистыми капельками – такие твои глаза, когда я.




А правда, что будет? – не отстану я. Ничего. Все также, - тихо проговоришь ты, не посмотрев на меня, потому что боишься оказаться во мне. Раньше я не чувствовала силу над тобой, а сейчас она есть. Да, большая-пребольшая.




Не покидай меня, - скажешь ты, все же подняв глаза. – Я не смогу потерять и тебя. Я знаю, что ты не сможешь этого пережить, но не верю. Не верю, что что-то без меня может, не получится. Я еще мала для такой любви. Мама сказала, что я ее еще встречу, когда подросту. Кого? Спутника жизни – да, еще одно увлечение – конечно, а вот любовь – нет. Не знаю, почему, но я уверена в этом, когда ты впервые просто посмотрел на меня, улыбнулся и та пелена в твоих глазах треснула и растворилась где-то в тебе. Я знаю, что несу сейчас всякую идиотскую чушь и не могу остановиться. Ты просто очень мне дорог, и неважно, что сейчас придет твой отец, снова на тебя рассердится за очередную выпитую бутылку виски, и домой я поеду одна, на такси, а когда приеду, то сначала отправлю смс, на которую так и не получу ответ. Ты уснешь, а я – нет. Просто сегодня был очень трудный день. Для нас. Обоих.


23:54 

Диалоги у зеркала

Alexandera
А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
- Алло.
- Привет, это я.
- Привет.
- Скажи, почему ты говоришь "Алло"? Почему не "Здравствуйте", не "Доброй ночи", не просто банальное "Да"?
- Не знаю. Я так привыкла. Ну, хочешь, перезвони, я по-другому отвечу.
- Давай.

- Доброй ночи, нежданный собеседник.
- Вот так намного лучше. Как ты там?
- Нормально, вот сижу на подоконнике в окно смотрю.
- И что там за окном?
- Ночь. Окна противоположного дома горят. Тетка какая-то собаку погулять вывела. Звезды светят. Луны не видно.
- Жаль. Она сейчас очень красивая.
- Правда, а ты ее видишь?
- Да.
- А где ты сейчас?
- На крыше здания. Практически меж звезд.
- Здорово. Хочу на крышу.
- Приходи.
- Не могу, у меня кофе на плите готовиться. О, черт! Подожди немного... А, успела, не убежал. Сейчас остынет немного.
- Я подожду. Знаешь, а сейчас ангела видел.
- Правда? Как?
- Да вот только что пролетел мимо, махнул рукавом в сторону противоположного дома, посмотрел на меня и приложил палец к губам.
- Здорово. А что там, в противоположном доме?
- Приют детский.
- Тогда понятно. О! Тетка пытается загнать собаку в подъезд, та не дается и воет на небо. Наверное, тоже ангела увидела.
- Думаешь, ей что-то от него надо?
- Конечно. Своего собачьего счастья. А ангел улетел и не слышит, если увидишь его еще раз, скажи, чтобы обратил внимание на эту псину.
- Обязательно скажу.
- О! Кофе остыл!
- Нальешь мне чашечку?
- Конечно. Тебе ту, с котятами?
- Ага.
- Мммм... все налила, ты все еще на крыше?
- Да на крыше.
- Тогда я иду.

- Доброй ночи.
- Доброй ночи, держи свой кофе.
- Спасибо. Мммм... вкусно. О! Смотри, ангел полетел!
- Где? А точно! Эй! Крылатый! Тебя в том подъезде ждут! Ну да, слышишь? Там и ждут! Да не за что!
- Луженная у тебя глотка.
- А то! Ну, давай показывай, где твоя луна.
- Ну не моя, а общая, вот чуть правее и выше, смотри.
- И, правда, красивая.
- Ты дрожишь - замерзла?
- Немного.
- Вот, возьми плед.
- Спасибо. Может, еще кому-нибудь позвоним?
- Давай, набирай номер.
- Сейчас...

- Алло.
- Привет.
- Привет.
- Скажи, а почему ты всегда говоришь: "Алло"? Не "здрасьте", не "доброй ночи", не "да", а именно "алло"? Почему?
- Хммм... Не знаю, даже. Ну давай ты мне перезвонишь, а я отвечу как-нибудь по другому.
- Давай.

- Доброй ночи, нежданный собеседник.
- Доброй ночи.

22:01 

Jesus, please forgive me for the sins
Ты сидишь на полу с ноутбуком на коленях. В голове крутится только одна мысль, она до безумия отвратительна, ты не хочешь в нее верить, но это так. Теперь уже ничего не изменить. Да будет так. Бездумно читаешь письма на имейле, а потом так же бездумно удаляешь их в корзину, зная, что завтра или после завтра будешь все это перепроверять.
Тебе давно так не было плохо. Теперь уже не важно что было до. Есть только здесь и сейчас. Наверное это глупо вот так вот все решать сгоряча, но ты всегда так делаешь. Ты не привык ни о чем сожалеть. Еще вчера ты был сильным и к тебе обращались за мудрым советом. Ты всегда мог выслушать, ты всегда мог помочь. И не потому что у тебя было образование профессионально психолога, а просто потому что ты все всегда понимал. Только тебе к сожалению все эти советы не помогают. Даже себе ты почти никогда не признаешься, что хочешь быть маленьким и слабым, чтобы тебя обняли и сказали, что все будет хорошо. Что у тебя все получится, и что в конце концов в тебя верят и любят.
Но этого никогда не произойдет. Ты прекрасно это понимаешь… Ты всегда сам по себе. Так будет лучше. Уже нет слез... На до бы сделать кофе и покурить, хорошие решения приходят на здоровую голову.
Ты отставил ноутбук на кресло, и пошел за телефоном. 4 неотвеченных вызова. Выключаешь телефон и вытаскиваешь симку. Она ломается с приятным для уха звуком. Теперь уже не важно, что на ней остались нужные номера, тебе все равно. Идешь к зеркалу в ванной. Немного покрасневшая кожа вокруг глаз, но это не страшно, пройдет. Быстро одеваешься и выходишь из дома. Ключи от машины в кармане, деньги в машине. Вроде все есть.
Ты катался по городу пока не стемнело. На переднем сидении лежал новый договор с оператором, распечатка номеров и новая симка. Так будет проще.
Когда уходишь, лучше уходить тихо, не так больно.
Дома совсем тихо. Сначала тебе было страшно жить одному, потом ты привык. Иногда в твоей квартире появлялись гости, но это бывало очень редко. Иногда в ней задерживались любовники, но не надолго, ты до сих пор не привык, что бы тебя кто-то ждал. А сегодня все было наоборот, открывая дверь ты, почему-то очень надеялся, что в коридоре будет гореть свет, а на кухне уже готов горячий ужин. Скинув ботинки и куртку, проходишь на кухню. Варишь кофе. Безумно вкусный запах, да вот только кроме тебя, его некому пить. Теперь уже не важно. Ты решил начать новую жизнь, вдалеке ото всех.
Наполнив чашку до самого края, ты садишься на диван, поджимаешь под себя ноги, закуриваешь, и долго смотришь на фотографию.
Ты не замечаешь, как кофе остывает, сигарета тлеет, а по твоей щеке стекает горячая капля. Тогда вас было шестеро. Вы могли все, потому что вы были вместе. У вас была команда. Один за всех и все за одного, как в старые добрые времена. Для тебя было непонятно как можно уйти. Почему они сдавались? Ты не мог это объяснить. Да, у каждого своя жизнь. У всех свои проблемы и каждому помочь нельзя, но вы же вместе, так в чем же проблема? Со временем ты понял что они боялись. Боялись осуждения. А еще они боялись жить. Когда вас осталось трое, ты надеялся что больше такого не повториться. Зря надеялся. Два близких человека затеяли игру против тебя. До последнего момента ты в это не хотел, не мог поверить. Как говориться «беда приходит внезапно».
Когда тебе нужна помощь, оказалось что ты совсем один. У тебя никого не осталось.
Теперь уже не важно. Бьешь стеклом об угол стола. Во все стороны разлетаются осколки. Режа пальцы до крови, вытаскиваешь фото из разбитой рамки. С губ вырвалось последнее слово, и щелчок зажигалки…..

….серые хлопья медленно падали на землю…..

19:09 

правда

птица луны
Experimentum crucis
Смотришь на время – сменилась минута.
Тем кто болен покой не нужен.
Те кто болен нужны кому-то
А тот кто рядом – бегом по лужам.

За окном вечер сменят ночь
Ветер в сутках длиннее всего
Руки в узоре орнаментом скотч
Ждешь ты кого-то? - не жду никого

Звонок в телефон от того, кто верит
Те кто болен не должны жить в больницах
Те кто болен – вольные звери
Они свободней, чем вам может снится.

Квартира и люди и вакуум ночи
Тем кто боится не нужно остаться
Те кто видит не мешаются с прочими
Их взгляды дрожат при мысли признаться.

Птицы без крыльев сильней крылатых
Сильнее спокойных и справедливых
Бескрылые бьются в границах заката
В границах мира, в границах унылых.

Безумные жаждут покоя и боли
Ищут бессмертия в обрывках счастья
Видят тех, кто рядом неволен,
И знают что дальше – не смогут остаться

Порою, боль выходом темным
Дрожит в окне на пороге ночи
И нужно быть сильным, чтобы помнить
И нужно быть смелым, чтобы любить прочих

Тем, кто болен, закон неписан,
Болен знанием и одиночеством,
Болен мыслями, болен миром,
Болен поиском путей и пророчеств.

Болен страхом ночного безумья,
Болен взлетом в момент падения
Ранен остатком, каплями лунными,
Болен, как птица распятая в небе.

Телефонными ритмами, сердцами не бьющимися,
Молчанием губ и людским презрением
Непониманием, толпой смеющейся,
И свою жизнь понять неумением.

Ритмами пульса, слов скольжением
Приходами и провалами в вечность
Сменою лиц и понять неумением
Что можно уйти, оставляя, беспечно.

Без оборотов и без молчания
Бьются лица в осколках стеклянных
Как же понять непонимание,
Зная, что не останутся рядом.

Зная, что дальше больнее будет,
Зная, что пропасти нет предела,
И забывая – что тоже люди,
И забывая, что нету смелых.

И понимая метания взгляда,
И ощущая силу паденья
Каждый раз каясь, что с ними рядом,
И каждый раз помня – лишь в них спасенье.

14:29 

Dead_Romeo
Если не мы, то кто?.. Если не здесь, то где?..
Мы одни в нашей вечности
Какой-то странной, давящей грусти,
Протекающей параллельности,
Пустоты, одиночества, горести.

Вечно ждем чего-то, надеемся,
Все планируем, четко, прилежно.
Вечно лишь от любви своей греемся,
Убиваем себя медленно, нежно.

Весь остаток провести в ожидании -
Ожидании чего-нибудь страшного.
Так летаем в своем непризнании -
Непризнании дня вчерашнего.

Умираем в заоблачной дальности,
Уходя от тьмы неизученной,
Чтоб потом расписаться в усталости
И ходить по трупам замученных.

12:58 

Я слова доброго не знаю...

I m a g i n a r y
Я слова доброго не знаю.
Я ласки нежной не хочу.
Я - боли средоточье страшной,
И смерти я долги плачу.

Я острой болью вышиваю
Стихи на сердце у людей.
Им, как угли в огонь бросаю,
Мешки болезненных потерь.

Я столько перешла дорог-
Сколь в жизни и не ходят даже.
Пришла я наконец на тот порог,
За который не пустят дважды.

С тобой я всегда равна,
Но есть лишь одно различье:
В том, что тебе нужна
Любви чужая обитель.

02:56 

птица луны
Experimentum crucis
Мы целуемся глядя ночами в окно
На снежинки огней, сквозь дороги машин.
Мы целуемся, смотрим чужое кино,
Только каждый опять ничего не решил.

Горький дым. Каждый третий как каждый второй,
Отвернувшись назад, мы считаем шаги.
Я гадаю опять бесполезностью слов.
Перечту тебя быстро по пальцам руки.

Мой нелепый фрагмент – моя жизнь в темноте,
Мой осколок, мой шаг – чей то нужный кусок.
Чье-то сердце наверно забилось во мне,
Только страх не найти пробуравил висок.

Мы целуемся, глядя в ночное окно,
Не касаясь друг друга, в ночной тишине.
Запираем замки чуть дрожащей рукой.
Каждый шепчет себе – знать бы, знать бы ответ –

И потом просмотрев все обрывки стихов,
Отшвырнув все наброски, что делал во сне,
Замираешь, боясь не понять своих слов,
Угасаешь, боясь отразиться во мне.

Мы целуемся нежно, не глядя в глаза
Никому. Обещая вернуться домой.
Твои руки не смогут меня удержать,
Но пока наше время - я буду с тобой.


22:17 

Mask~va
В каждом человеке - солнце. Только дайте ему светить.
Полнолуние вновь. И ей снова не спится.
Стала темная ночь ей совсем как сестрица.
Нет, она не боится сидеть в тишине
C ее грустными мыслями наедине.
Не боится она, как все, одиночества
И не знает про злые людские пророчества.
Она любит свободу и ночные прогулки,
Где безлюдные улицы и переулки.
Но сегодня глядит на луну лишь с окошка.
И о чем-то грустит эта черная кошка…

19:24 

Alexandera
А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Это сообщество - место для тех, кто умеет слагать слова, выстраивать их в предложение и связывать в текст. Для тех, кто любит записывать сны, ощущения, картинки встающие перед глазами и просто мысли, приходящие и уходящие. В этом сообществе вы можете оставить свое произведение или же ссылку на него с описанием темы произведения и просматривать отзывы тех, кто исполнит роль ваших бескорыстных читателей.
Слагайте, пишите и чувствуйте.
Всем, кто без страха бродит по жизни, вход воспрещен!

diary.ru/~el-lena/

!!!Проба Пера!!!

главная