• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:23 

Алексу: · · · --- · · ·
Не жизнь театр, мы - актёры:
Снимаем маски лишь ночами,
Смакуя на подушках ссоры.
А техника игры, увы, освоена не нами.

Прожитый день - одна ошибка,
А, может, две и даже девять.
Слеза, опять слеза, улыбка.
Я Станиславский, я не верю.

19:45 

Так, глупо и слегка обидно...

Всех понимать - утомляет...By FallenAngel... ©
Так, глупо и слегка обидно...
Закончилось, а сез не видно,
Забудешься наверно, через год,
Возможо два, а может завтра...
И память в уголках своих,
Тебя вовеке не найдет...
Хотя ты будешь близка и
В то же время так далека
Так глупо и слегка обидно
Ведь было все так мило и
По - детски безобидно...
Но все прошло...
А может мы увидимся с тобой,
Когда - нибудь, на перекрестке жизни,
И ты меня обнимишь,
Расскажешь, что ты тоже одинока...
Потом рукою своею слезы мои вытрешь...
Так глупо и слегка обидно...
Ведь ты ушла,
А я закрыл дверь на памяти засов,
Так глупо и слегка обидно...

14:14 

декабрь без перчаток
Открылось новое сообщество "chronicles" - общественный дневник, в который срочно требуются авторы. Если Вы умеете излагать свои мысли красивым слогом и Вам есть что сказать, то Вам сюда.



20:04 

В пути

эй, маэстро, послушай, меняю судьбу - я решил!
Сутки без сна и в пути снова,
Пылью на кедах метраж меря.
В сжатых губах зажимать слово,
В сжавшемся сердце держать зверя.

Ветром дышать, разгонять тучи,
В зелени взгляд свой топить карий,
Вновь не мечтать ни о чем лучше,
Вновь перестать этот мир править.

Ярких закатов лишь сны краше,
Слаще вина вечный хмель неба.
Брат мой, мы умерли, став старше,
Соль поменяв на тепло хлеба.

Только дорога всегда честна,
Путь одиночества - путь сильных.
К черту попутчиков! Мне лестно
Птицей лететь, позабыв крылья.

За горизонтом домов крыши,
Скрипы колес словно стон клячи.
Взгляд опусти, не смотри выше,
Солнце опять облака спрячет.

Вечная память - удел смертных.
Нам - забывать. И писать снова.
Сутки без сна. Без картин едких.
В сжатых губах схоронить Cлово.

Синего шелка лишь сны краше,
Звезды рисую куском мела.
Брат мой, мы умерли, став старше.
Чтобы родиться с новА - в белом.

10:05 

-Ой! А что это у вас с лицом? - Да вот, юзерпики люблю менять...
Мне рассеянности не занимать. Отдаю за бесценок, задаром,
В рамках помощи, как меценат. У меня ж благородная цель!
Если где-то живет человек, кому нужен сей ценный подарок,
Я по почте ему перешлю или даже могу DHL.

Только наверняка ошибусь, и с пометкою: «Адрес неверен»
Возвратится посылка домой, не успею я даже забыть.
Я вручную писать не могу, разучилась, выходит, наверно,
А вот если бы пришлось набирать, то ошибок могло бы не быть.

Я на днях потеряла тетрадь, там записан урок по гитаре.
Мне придется на память играть. Голова ты моя, голова!
Ты, наверное, из чугуна, а быть может из меди и стали,
Перепутались в ней навсегда звуки, ноты, цвета и слова.

Я опять, как всегда, ошибусь, и опять, как всегда, на полтона.
Просто мысли мои далеко, а мозги все одно – порошок.
Раньше мастер любил вырезать и цветы, и дома из картона,
А теперь овладел ремеслом вырезать в «Adobe Photoshop».

Перепутал должно быть слои, перепутал шрифты и пантоны,
Где-то что-то приклеил не так. Вроде мастер, но тоже свинья!
Лучше б, мастер, ты выкроил мне – голову – из картона,
А ты сделал наперекосяк, как итог получилась и я

04:33 

Про Арнет или ничего просто так не бывает.

Ты проснулась. Кровать.
Ты не можешь скрывать
Тебе приятно, но больно и трудно дышать.

Все пришедшие гости,
Их каждое слово,
Всё вокруг стало странно, интересно и ново.

Никому невдомёк...
А никто и не знает,
Что чувствует мёртвый, когда оживает.

Ты улыбаешься им,
Ты приветствуешь всех,
И сдержать ты уже не можешь смех.

Всё похоже на бред,
Но ты рада сну.
Посмотри-ка, дочурка, на эту Луну!

Той жизни уж нет,
Где слепил нас рассвет.
Где по липкой росе босая Арнет

Вдоль чёрной ограды
Бродила часами
Просила, молила, мечтала быть с нами.

Мы пойдём гулять.
Тебе надо узнать,
Как нам можно при полной Луне играть.

Обнажи свой взгляд,
Отпусти свои мысли
И давай с нами в пляс по шальным мирам!

Ты одна из нас,
Ты пьяна, ты свободна!
Наживай себе то, что отдашь потом нам.

04:29 

Слезинка

Не смогла для тебя я родиться,
Хоть клялась восемь жизней подряд.
Дай мне просто в свободе забыться.
Улететь, не вернуться назад.

Я - рожденная птицей слезинка.
На ресничке последней держусь.
Допою эту песню - и как не бывало...
Всё. Напелась. Теперь я сорвусь.

11:55 

какие жуткие траурные цветы
Тишину разбил громкий звук клавиш.
Звёзд на небе мне счесть не дано...
Уходя, ты свой запах оставишь
И раскрытое настежь окно.
Уходя, ты ещё обернёшься:
Тонкий стан, худоба белых плеч...
Уходя, в первый раз улыбнёшься...
Я всё это не в силах сберечь.

Для тебя на рояле, на крыше,
Я в последний раз буду играть.
Если ты меня всё же услышишь,
Ты разучишься жизнь отвергать.
Ты дождём тихой ночью прольёшься,
Скроешь слёзы, омоешь лицо...
Ты уже никогда не вернёшься –
Так Господь наказал наглецов.

Уходя, не потушишь ты света
И не скажешь: «Любимый, прощай!»,
Не дождёшься немого ответа,
И не выпьешь заваренный чай.
Уходя, ты оставишь не много:
Аромат, свою тихую речь...
Унесут тебя дерзко от Бога
Пара крыл из-за трепетных плеч...

18:07 

свеженакаляканное

.Арта
See you at the end of the rainbow
В этот день открываются сами и окна, и двери.
В этот миг мы с тобою случайно встречаемся взглядом.
В то, что это случилось сегодня, нисколько не верю.
Знаю, что ты в мечтах моих вечно находишься рядом.
Не скажу я себе никогда: для меня, если честно,
Ты лишь дым, отзвук сердца, узоры метели на стёклах…
-------
И прекрасные фразы в момент распадаются пеплом.
---
И немножечко жаль, что захлопнулись двери и окна.


15:29 

Маленькое стихотвореньице...

«Чтобы преуспеть в жизни, нужны всего две вещи: невежество и самоуверенность» Марк Твен
Я внимаю…

Я внимаю к звукам ночи…
Вскользь былые времена
Выбивают тверди почвы
И уносят вдаль меня.

Вспоминаю о прекрасном,
О воде, о дне ненастном,
Осень, птицы, холод утра
И кольцо под корнем дуба.

Ветер мимо пролетает,
Воем волка завывает.
Я вверх руки поднимаю
И внимаю к завыванью.

С мрачным треском пламя стонет,
Вырваться на волю хочет.
Слышать все нет больше мочи!
Я внимаю к звукам ночи…

Я только начинаю писать, поэтому мне очень важно услышать мнение окружающих о моем творчестве.)



00:15 

.Арта
See you at the end of the rainbow
Во дворе залаяла собака. Я. проснулся и резко сел на кровати. Во сне Я. летел, но летел вниз, как Алиса Льюиса Кэрролла, а не падал в бесконечную бездну. Колодец, в который Я. падал, казался бескрайним, и только по стенам то слабее, то сильнее мерцали звезды. Казалось, дотронешься рукой – и они рассыплются в прах, оставив нечто странное, неизведанное и потому страшное. "Нет, не буду трогать,"- думал Я., продолжая лететь вниз. И наконец одна звезда вспыхнула так ярко, что ослепила Я. на миг. Я. потерял всяческие ориентиры и замахал руками в надежде найти хоть какую-то опору. Нечаянно Я. задел одну из звезд и, как понял позже, перенесся в другую реальность. В мир этой звезды.
Все сияло желтыми и канареечными оттенками. Река, протекавшая справа от места, где приземлился Я., была ярко-красной, как будто в нее вылили целую канистру любимого самым гигантским великаном вишневого сока. Однако на кровь этот цвет был непохож, и весь пейзаж производил впечатление тревожно-умиротворяющего. Я. осторожно приподнялся с колен и огляделся. Весь мир казался враждебным, только затаившим свою враждебность, прежде всего выставляя напоказ пустую и безынициативную свою сторону. Каждый миг Я. находился в напряжении. Дело в том, что, когда находишься на голой равнине, справа от тебя река без капли растительности по берегу, а вокруг нечто, отдаленно напоминающее песок, волей-неволей начнешь опасаться удара со спины. Вот и Я. напрягся в ожидании этого удара. В голове как всегда спорили двое: Здравый Смысл говорил: "Ну откуда здесь враг, сам подумай. Ему так же, как и тебе, негде было бы спрятаться, так что единственный, с кем ты можешь побороться – это твой собственный страх", но Первобытный Инстинкт трубил во все трубы и трезвонил во все колокола, обещая ужасную опасность и страшную погибель. Будучи неуверенным человеком, Я. поддался страху, но не потерял голову, ибо был только неуверенным, но не трусом - параноиком. Это заставляло действовать расчетливо. Я. решил перво-наперво подойти к реке. Воду из нее пить было страшновато – вдруг ядовитая? -, но правильным решением было бы держаться самой реки, двигаясь вдоль нее. Так Я. и поступил.
наручные часы перегрелись, у них лопнуло стекло и вылетела, притянутая непонятной магнитной силой, часовая стрелка. По ощущениям Я. прошло уже пять-шесть часов, но пейзаж не менялся. Судя по тем же ощущениям, пройдено было около десяти километров, а может и двадцати (Я. не разбирался в соотношениях времени и пространства). Вконец выбившись из сил и отчаявшись изменить положение, Я. упал на землю лицом к воде. Отражения своего Я. не увидел вообще, но вдруг в толще воды показались какие-то образы. Я. наклонил голову поближе, и в этот миг, не удержавшись, бултыхнулся в реку.
Я. перевернулся и отчаянно поплыл туда, где должен был быть воздух. Но, когда Я. выплыл, только один вдох заставил нырнуть обратно, погрузиться в показавшуюся спасительной толщу воды, которая оказалась лучшим противопоставлением попавшему в ноздри и гортань сухому, нет, иссушающему ветру. Я. успел заметить только цвета – темно-синий и густо-фиолетовый, почти черный.
Всеми фибрами души желая двух вещей: дышать и спастись, что в данный момент совсем не означало одно и то же, Я. вынырнул вторично. Его взгляду открылась гористая местность зеленоватых оттенков. Я. подплыл к берегу и увидел непонятное животное, мирно пощипывавшее сочную травку. Существо ело так вкусно и смачно, что Я. вылез из реки и наклонился к траве, чтоб тоже попробовать. Но только лишь Я. сорвал щепоть травы, она рассыпалась в пыль прямо в руке. "Может, надо есть как это существо, не касаясь руками?"- подумал Я. и встал на колени. Но трава упорно не желала быть съедобной и вторично рассыпалась в пыль. "Тогда я пристрелю это животное, должно же быть у меня что-нибудь поесть?!"- решил Я. Но существо, как будто прочитав его мысли (а может, так оно и было), сделало шаг и ткнулось носом в руку Я. С диким криком Я. отскочил к воде и плюхнулся в нее, чтобы только заглушить боль как от ожога и электрического разряда одновременно. И не заметив этого, ушел с головой.
В первый миг Я. подумалось, что все его мучения уже кончились, но вечный спутник Здравый Смысл тихонько шепнул: "а вдруг нет?". Тогда Я. взмолился, чтобы следующая остановка оказалась конечной и прибытие в свой мир оказалось гарантированно. с опаской Я. вынул голову из воды. Услышанный собачий лай возбудил его до такой степени, что от счастья, что он наконец-то дома, Я. проснулся и резко сел на кровати. Счастье слезами застило глаза, так что Я. готов был броситься целовать подушку и обнимать одеяло – предметы своего, любимого мира!
В экстазе Я., забыв позавтракать, наскоро оделся и покатил в институт.
Вечером за чашкой кофе Я. предстояло написать новый, необычный рассказ. Я. подрабатывал писательством, и сроки поджимали. Но, как ни странно, выпивая чашку за чашкой, мучаясь бессонницей и бесплодностью попыток написать хоть что-нибудь стОящее, Я. даже не вспомнил о своем давешнем сне. Он был реалистичен, как ничто иное, и увлекателен, в общем, можно было состряпать неплохой рассказ. Но Я. как будто забыл об этом сне. Казалось, Абсолютный Разум стёр его из сознания молодого человека.


Река Лета иногда просачивается в наш мир, но всегда без исключений стирает свои следы…

22:25 

психоделическая ворона
Попробовала я свое перо.... если будет время, зайдите ко мне, почитайте плиз!

11:38 

Ничего не случилось

возДУШнАя
Жизнь всегда преподносит нам сюрпризы. На этот раз судьба преподнесла Рите весьма необычный сюрприз. Это случилось под новый год. Она сидела в пустой комнате и думала о своей жизни. Ведь все в ней не так как нужно. Папа хотел, чтобы она работала в его фирме, мама, чтобы вышла замуж за богатого человека, найденного ею самой, только Рита этого не хотела. Она решила все обдумать. С самого начала её осмысления о жизни, папа вдалбливал, что она прирожденный предприниматель-переводчик, а Рита даже такую профессию не знала и не хочет знать до сих пор - но разве с папой поспоришь? – с самого начала ее поступления в гимназию, он выстраивал прямую дорожку в его фирму. Чтобы Рита была сразу под рукой, к тому ум ее не подвел. Нет, Рита могла заполучить все, что хотела, могла слетать, куда хотела, но она чувствовала свое заточение в семье, которую она – к несчастью – очень любит.

Рита встала, посмотрела на свою будущую комнату, в которую через два часа внесут абсолютно новые вещи, и начнется – так говорил папа – абсолютно новая жизнь. Но абсолютно новый парень, которого у нее лишили, никогда не будет. Это знала Рита, точно… Слезы вновь подкатились к горлу, Рита их отчаянно глотала, но комок в горле, который посетил ее с самого начала папиного разговора, так и не исчез, а оставался надолго, поэтому слезы выступили из голубых глаз и катились, безнадежно по щекам, размазывая при этом несмывшуюся со вчерашнего дня, тушь. Рита вернулась в те прекрасные солнечные дни…

Тогда папа и мама улетели в долгожданный отпуск, а вот Рита осталась одна. Она могла часами смотреть на город, с высоты двадцатиэтажного дома, родительской квартиры. В то время у Риты не было собственной квартиры. Она мечтала о ней, представляла, как в ней будут проводиться самые популярные вечеринки, как придет Оля, Ритина лучшая подруга, и они будут вместе обсуждать все новинки моды и мальчиков, вечные темы девчонок. Но этого не произошло. Вместо того чтобы позвать друзей в свободную квартиру и заплатить тете Жанне, чтобы та ничего не говорила родителям или отпустить ту в отпуск за собственные денежки, она спустилась на лифте вниз и побрела в любимую кофейню. Рита села за свой любимый столик возле окна и продолжала наблюдать за людьми. Некоторые спешили домой или на свидания, другие просто, как она смотрели на других, в надежде встретить свою любовь, а третьи бродили, ничего не видя перед собой.

-Что будете заказывать? – спросил молодой официант в белоснежной рубашке.

-Кофе с куарсаном, - ответила Рита, не глядя на красивого парня. Она уже была закалена для таких случаев, ведь все такие мальчики были уже заняты более красивыми девочками.

-Кофе у нас, скажу по секрету, плохой, а вот шоколад… - парень закатил прекрасные синие глаза. – Просто отменный!

-Ну, давайте свой этот шоколад, - безразлично согласилась Рита.

Если честно она разозлилась на этого официанта, ведь она-то лучше знает какой здесь, в ее любимой кофейне, кофе, чем этот новенький, которого она раньше никогда не видела. Парень принес горячий шоколад на белом подносе. Рита взяла такую же белую чашку с жидкостью и сделала большой глоток. Вдруг слезы выступили у нее из глаз. Вместе вкусной жижи, похожей на ее любимый молочный шоколад, была какая-то горькая слизь.

-Вы его неправильно пьете, - подал приятный голос паренек. – Нужно его пить маленькими глоточками, тогда вы почувствуете терпкий вкус. И поймете всю истину горячего шоколада.

Рита ничего не ответила. Поставила на место чашку и принялась смотреть в окно.

-Можно к вам? – продолжал официант.

-Вы же на работе, - наконец ответила Рита.

-Моя смена закончилась, - улыбнулся он. И только сейчас Рита заметила, что белая рубашка сменилась обычной красной футболкой.

-Ренат, - представился парень.

-Маргарита, - ответила Рита и сама удивилась, как произнесла свое нелюбимое имя вслух.

Так все и началось. Сначала они просто гуляли, и что было удивительно Ренат не приставал с поцелуйчиками и прочими штуками. Они просто разговаривали. И только уже после недели знакомства он поцеловал Риту. Тогда начались последние недели счастья. Они могли часами гулять по городу, сидеть в кофейне и пить – эта уже была их традиция! – горячий шоколад. Рита уже привыкла к терпкому вкусу и не могла без него жить. Могли просто лежать в обнимку, могли часами обсуждать Чайковского или спорить о Моне. Каждая мелочь была интересна. Каждая секунда была счастьем!

А когда приехали родители, Рита была просто счастлива. Наконец-то ее жизнь налаживается! Папа и мама рядом, любимый человек есть и даже с работой можно смириться! Но только родители не одобрили выбор своей дочери, запретив, видится с Ренатом. Рита не могла простить их, тайком убегала с ним. Рита жаловалась Ренату на родителей и сама оплачивала их бесконечные счета в гостиницах, где они скрывались от родителей. Это нисколько не напрягало Риту, она была счастлива. И вот однажды Ренат сказал:

-Маргарит, я так больше не могу. Я хочу нормальной жизни. Ты скоро окончишь институт и будешь работать в фирме отца, получать большие гонорары. А я? Что я? Я буду дальше работать в кофейне и получать гроши. Я люблю тебя, но не могу жить против родителей. Пойми меня и прости…

Рита простила, но понять не смогла…

Слезы выступили из голубых глаз и катились, безнадежно по щекам, размазывая при этом несмывшуюся со вчерашнего дня, тушь…



Вопрос: Ну как вам???
1. Ужасно пишешь  1  (20%)
2. Скучно  0  (0%)
3. Мне лично понравилось  1  (20%)
4. Нормально написано, но не для меня  0  (0%)
5. Прикольно  0  (0%)
6. Грустно  1  (20%)
7. Замечательно  0  (0%)
8. Да тебе нужно быть писательницой  0  (0%)
9. Фу! Безвкусица!  2  (40%)
10. Даже не знаю. Мне нужно еще осмыслить эту историю. У меня почти также, как у Киры.  0  (0%)
Всего: 5

@музыка: tokio hotel

@настроение: скучное

17:53 

Фигурки на льду

возДУШнАя
Каждый раз, возвращаясь, домой после уроков, Саша смотрела в почтовый ящик. Вот уже три недели она ждала письмо, которое должно было прийти к ней из Австралии! Но письмо никак не приходило, а Саша падала духом. Не легко три недели провести без общения. Но на этот раз в грязном почтовом ящике, который всегда пополнялся обертками от шоколадок и бычков от сигарет всякими хулиганами, появилось письмо. Оно было толстым, с множеством марок на конверте, а у Саши радостно забилось сердце.

Она познакомилась с ним во всемирной паутине – Интернете. Саша уже не помнила, как Руслан ее нашел, но точно знала – он ее преданный друг. Каждый вечер они переписывались и рассказывали друг другу любые истории, приключившиеся с ними в этот день. А когда Саша узнала, что Руслан живет в Австралии (у него учеба по обмену) совсем расстроилась. Ведь ему еще там жить целый год! Так и прошли целых три месяца. Сашина учеба пошла в гору. Она быстрей соображала на уроках, тщательно делать домашнее задание, чтобы время шло быстрей. Нужно дожить до ночи, а там! Настоящее общение! Но вот какой-то противный негодяй, которому нечем заняться, отправил вирус. И из-за этого старенький компьютер Сашки полетел. Но Руслан не упал духом, обещал писать письма, только информация передается не со скоростью света, как в Интернете, а долго, неделями и месяцами.

На этот раз Руслан писал:

«Дорогая моя, Саша! Как ты? У меня все вроде бы замечательно. Местные достопримечательности уже надоели и не радуют глаз. Я все чаще вспоминаю наши ночные переписки и твою такую родную, но такую далекую фотографию. А как твой Пентиум? Что с ним вообще твориться-то? Когда он выздоровеет? Я ведь скучаю по тебе. Кому же мне еще выговариваться? Хотя в письмах есть свое очарование! Во-первых, я не забываю великого и могучего русского языка, а во-вторых, мы как в старые добрые времена чувствуем себя героями нашего романа. Смешно, правда. Я даже написал одно стихотворение, только оно, конечно, очень, очень… не важно. Вот, послушай:

Как не просто жить на свете

И сколько дней на этой планете?

А мне не просто быть одним,

Как единственным простым.

Сколько ждать тебя, скажи,

И все в письме мне изложи…».

У Саши болезненно сжало сердце. Хоть это были обыкновенные строчки, Русланиного письма, они были ей милы и близки. Саша читала дальше:

«…Ну, как? Это, если честно, тебе посвящается. Моей единственной и неповторимой! А вот ответ я тоже жду.

Пиши, твой друг во снах, Руслан».

И Саша решила, что нужно действовать решительно. Она оглянулась вокруг. Заглянула в старинную шкатулочку и увидела золотые сережки с брюлликами. То, что надо!

Саша решительным шагом направилась в ломбард. Он находился на старом Арбате. Саша шла, ничего не замечая вокруг, пугая народ быстрым шагом. Вдруг кто-то схватил ее за плечо.

-Саша? – спросил ее Даниил, мечта всей школы и обаятельный одноклассник. – Что ты тут делаешь?

-Мы свободные люди, где хотим, там и ходим! – ответила Саша, прекрасно знавшая право и идущая по прямой дорожке на ЮрФак.

-Хорошо, - улыбнулся он, - тогда я иду с тобой.

Саша не нашлась, что ответить. И теми же шагами зашла в ломбард.

-Ты что? Решила эти сережки сдавать? – изумился Даниил, увидев, как Саша вытаскивает из сумочки драгоценность.

Саша ничего не ответила. А денег за сережки хватило бы на билет. Туда и обратно.

-Скажи, зачем тебе деньги? – все приставал к ней Даниил.

-Почему я тебе должна это говорить? Чтобы ты все рассказал своей Насти?

-Причем тут Настя?

-Она твоя девушка. Должна же она быть в курсе всех твоих времяпровождениях?

-У нас давно все кончено, - отрезал Даниил и снова спросил Сашу об сережках.

-Ладно. Но говорю тебе не потому, что ты такой приставучий, - сдалась Саша, - а потому что ты один ко мне нормально относишься.

И Саша рассказала. Из нее потоком лились слова. Эти слова были похожи не на любовь, как считала она сама, а на какое-то жалкое оправдание.

-Мне кажется, что в Интернете, сидят одинокие люди, которые в настоящей жизни ни с кем не могут познакомиться, - сделал тихий вывод Даниил.

-А с кем, скажите мне знакомиться? А? ты же у нас самый популярный! Посоветуй! – взвилась Саша.

-Ладно, успокойся. По крайней мере, есть я.

Теперь неожиданно для всех Даниил начал регулярно провожать Сашу, а она в свою очередь помогала ему со страдающей химией. Близился отъезд. Компьютер Саши давно наладили, а Руслан был безгранично счастлив.

В тот день Саша долго прощалась с Даниилом. Родителям сказала, что поживет неделю у него, они легко согласились, потому что очень волновались за одинокую дочь.

Но в аэропорту в Австралии ее встретил ни Руслан, ни его семейство. Как ему Саша не звонила, он не брал трубку.

-Девушка, вас Сашей звать? – спросил ее некий молодой человек со страшным шрамом на щеке и с английским акцентом.

-Да, - обрадовалась Саша, все еще надеясь, что это не Руслан, - а вы Руслан?

-Узнала да? – улыбнулся он и обнял Сашу за плечи.

Она закричала. Кричала долго, пока местные полицейские не подошли поближе узнать, в чем дело. Руслан начал что-то объяснять на австралийском, а Саша уже убежала. Она не знала, что делать. У нее была паника, но вдруг… вспомнились слова Даниила: «Если что-нибудь произойдет, обращайся в посольство». Тогда Саша не придала этим словам никакого значения, а сейчас ей было так страшно, что ничто не могло бы ее успокойть.

Уже через месяц Саша с Даниилом сидели в полупустом кафе и смеялись. Прошлое одиночество легко забылось, а компьютер Саша обходила стороной. Сменила почтовый ящик и больше никогда не заводила виртуальные знакомства, ведь реальные намного слаще фальшивых слов на мониторе.


Вопрос: Вам понравилось?
1. Да, без комментариев.  0  (0%)
2. Тебе еще долго тренироваться, но патенциал есть  1  (20%)
3. Мне лично понравилось  1  (20%)
4. Нормально написано, но не для меня  0  (0%)
5. Прикольно  1  (20%)
6. Да не знаю. Скучно  0  (0%)
7. Да так. мне все равно.  0  (0%)
8. Отлично!  0  (0%)
9. Фу! Безвкусица!  2  (40%)
10. Грустно  0  (0%)
Всего: 5

@музыка: всякая разная

@настроение: готовое к авантюре

12:25 

оцените пжалста....=)

...ПроклятаЯ БогинЯ...
Давным-давно я пала перед миром,
Отдав свою чистую душу ему,
Он сделал меня своею богиней,
Он дьявол, я подвластна ему одному…
Он знает меня, он владеет лишь мною,
И я покоряюсь, лишь с ним я спокойна,
Но душу мою все терзают вопросы
Зачем «я Его?», «зачем расплела пред ним косы?»
Почему предала я и мир и себя?
Продав свою душу тебе, сатана…
На эти вопросы и он, люцифер мой
Ответить не в силах богине невольной,
Поработил меня он взглядом лукавым,
Отныне я королева ада!
Я, та что встречает у дверей гробовых,
Под исполнение страшных гимнов хоровых,
Посланных пылать за грехи в вечном огне
Безбожных преступников и поклонятся мне.
Да, я богиня, да я прекрасна,
Но я никогда здесь не вижу солнца ясного,
Уже на протяжении долгих веков
Я не могу избавиться от дьявольских оков,
И с каждым прожитым веком понимаю,
Что все дальше во тьму я пропадаю…
Тогда Я слишком безрассудною была,
Тогда не понимала на что себя я обрекла,
Я душу за любовь свою продала,
Продала не кому то, а тебе, сатана.
Отныне понимаю, что чувства ему чужды,
я нужна была ему, чтоб утолить свои нужды,
А за глупость тогдашнюю и молодость мою,
Он заточил меня в преисподнюю свою,
Теперь я понимаю, что спокойствие было мнимым,
Но я не могу теперь не жить, не погибнуть,
Не могу оставаться, но и не в силах покинуть
Этих страшных стен, я теперь навеки с ними…

10:35 

какие жуткие траурные цветы
Стопка предсмертных записок
И недопитый коньяк.
Под пристальным взглядом актрисы
Я безнадёжно обмяк.
Она протянула с улыбкой
Столь нежною мне револьвер.
Не зная, что было ошибкой,
Лощённый её кавалер
Нажал на курок усмехаясь...
И кровью забрызгал ковёр.
Второй, злобно под нос ругаясь,
Вдруг залпом допил свой ликёр
И так же, как тот застрелился...
Я нервно схватился за стол
И с ужасом молча молился,
Хотя, по началу был зол.
Забава для русских военных.
Жестокая, право, игра!
Но глупость традиций нетленных
Нас властно сюда привела.
Вдруг с губ столь известной актрисы
Слетело: «Теперь Ваш черёд...
Окончены наши репризы.
Пути нет назад, лишь вперёд!»
А я заглянул в её очи...
И дуло сдавило висок.
Вот так коротали мы ночи...
Я нервно нажал на курок...

11:35 

Кольца

«Чтобы преуспеть в жизни, нужны всего две вещи: невежество и самоуверенность» Марк Твен
Словно кольца змеи
Обвивают меня
Твои мысли и сны.
Вижу в зеркале я
Светлый образ любви,
Чистый образ мечты.
Точно мне никогда
Не забыть ветра свист,
Точно пламя огня
Вдруг замрет в темный час
Точно сердце земли
Остановится вмиг,
Точно шепот волны
Замолчит насовсем
Точно в зеркале я
Не увижу тебя…
Не увижу себя…
Я закрою глаза
И замру на века…
Навсегда…

21:34 

Полечка

как будто не все пересчитаны звезды, как будто наш мир не открыт до конца?..(с)
15:42 

Когда идёт дождь, посмотри на небо - и ты увидишь двух ангелов, исполняющих танец Смерти.
"Быть мной"
Слыша песнь кандалов и ночи бурчанье,
Вдруг тебя захлестнёт чувство отчаянья,
Что приходит конец, что зарыты в могилы.
И быть мной – твой венец. Твои разорваны жилы.

Боль в висках нарастает и ломит все кости –
Твоя душа умирает, но нет больше злости,
Что я кинул тебя, что я жизнь твою предал.
И ты плачешь, скорбя о том, что я ведал.

А кровь медленно каплет с разодранных губ,
Как жаль, ведь не станет уж вечным испуг,
Что потеряно время, что позабыты слова.
И ты несёшь это бремя, молодая вдова.

Да, всё также чернеет земля под ногтями,
И три дня спустя, тря дня, что не спали,
Что вернуться молили, что царапали гроб.
И букетик из лилий кто-то бросил вперёд.

Чувство плети на теле и зеркальная мгла,
Чужие шлюхи в постели – и они спросят тебя,
Что ж тебе нравится, что, такой молодой?
И ты ответишь, красавица, – всего лишь быть мной.

Ощущенье предательства тебя грызёт изнутри,
Никакого вмешательства – это наше пари,
Что и правдой назвать, что и ложью – нельзя.
И нам лишь решать, ведь это наша стезя.

Снова адские муки, боль и потеря сознанья,
В голове шум и звуки; избрала ты изгнанье,
Что ожидала со смертью. Что подарит покой.
И ты связана сетью. Сетью – быть мной…

20:22 

А до того мне дела нет,
Что съел военный свой билет!
Что твой живот итак не мал,
Ты ж хмель в него всю ночь вливал!

Но есть мне дело до того,
Что ты забыл своё нутро,
Что стал убог и неказист.
За что прозвали - трубочист.

Мне не понятно до сих пор,
Как можно весь свой скотный двор
Продать и сесть жене на шею...
Так я понять и не сумею.

Ну-ж, не ленись - полей цветы!
Жена итак тебя должна
Кормить, поить,
Но с высоты
Глядишь на данные дела.

И почему учу тебя?-
Сестра, пока ещё родная!
Возьмись-ка, Петька, за семью.
Так я ж дурного не желаю!

А дело всё к тому идет.
Что не мужик - то обормот!

Не басня это, но мораль:

Коли жена тебя содержит
Будь добр ласки жёнке дать.
А не глухой, противный скрежет,
Который издает кровать!

!!!Проба Пера!!!

главная