А законы у нас в остроге,
Ах, привольны они и строги…

© М. Кузмин


***
Их отряд забросили сюда неделю назад

***
охота шла с переменным успехом

***
В пяти шагах от него, возле дерева, как на картине, стояла девушка, держась рукою за ствол, полуобернувшись к нему, с испугом в ясных глазах – вампирка, но совсем молоденькая, и за ту секунду, как его взгляд охватил ее, сам удивился, как неожиданно перестукнуло его сердце в ответ на этот испуг – все разом запомнилось, все отпечаталось – ее карие глаза, поднятые круглые брови, рассыпавшиеся по спине вьющиеся темные волосы, пара прядей упала через плечо на грудь, - и этот ясный страх, сознание того, что она беспомощна перед ним – ее растерянность без малейшей попытки к сопротивлению – все это мгновенно промелькнуло перед ним

***
- Меня зовут И…. – первый заговорил он.
- Ивонна… - ответила она.
и взглянул в ее глаза. Они были темно-карие и удивительно ясные. Она подняла на него взгляд и прикусила губу:
Что еще сказать, он не знал; прокашлялся от смущения и спросил:
- А ты… здесь живешь?
- Я… вон там, - отозвалась она, показывая рукой куда-то позади себя и тут же, спохватившись, опустила руку и в замешательстве взглянула на него.
И. нарушил возникшую неловкость:
- Я никому не скажу… Правда. –
Она снова вспыхнула и глянула на него исподлобья.

- Мы живем вон там – с мамой и братом…

совсем молоденькая – вряд ли у нее была уже первая охота… хотя…

***
- И., - позвала она, в сумерках нашарив и сжав его руку; их головы были рядом; ее волосы задели его щеку. – Иди за мной…
Уже стемнело, и И. почти ничего не видел; но его спутница уверенно шла в потемках вперед, сжимая его руку, и он следовал за ней по какой-то тропе, сквозь кусты, и наконец впереди показался огонек.
- Сюда, - вполголоса пояснила Ивонна, не выпуская его руки. Заскрипела, открываясь, какая-то дверь. – Проходи… сюда…
И., вступив в низкую дверь, поднял голову и огляделся; они оказались в небольшой комнате, освещенной пламенем трех свечей в подсвечниках; по виду она ничем не отличалась от обычного человеческого жилья, обставлена была бедновато; за столом у дальней стены с вышиваньем в руках сидела женщина, еще молодая, лет тридцати шести, не более, с уложенными на затылке русыми косами, и темноволосый мальчик лет одиннадцати; оба они молча уставились на И., повернувшись к нему.

***
Мать Ивонны окинула И. долгим изучающим взглядом.
- Магдалина, - произнесла она.
- И., - представился он.
- Это мой брат, Доминик, - сказала Ивонна, обхватив мальчика за плечи. Мальчик поднял глаза на И.; они были не карие,
как у матери и сестры, а темно-зеленые; видно было, что ему неловко находиться в объятиях в присутствии постороннего человека. Ивонна отпустила его и подошла к матери.

сказала она, положив свою тонкую, с изящными пальцами руку на руку дочери

***
- Моя дочь поверила вам, - сказала Магдалина, складывая свое вышиванье. – Ей скоро шестнадцать. И если бы вдруг было обмануто ее доверие… - она помолчала и снова вскинула на И. глаза. – Многим случается в ранней юности поверить кому-то… Кстати, внимания моей дочери стоило бы добиваться… с ее-то высоким происхождением… Ведь они с Домиником наследники… несмотря на то, что наследников много, но все же не в каждом из здешних уроженцев течет графская кровь…
Секунда, во время которой И. размышлял над значением ее слов, прошла быстро. У И. перехватило горло: он внезапно понял, в чьем жилище находится. Знаменитая на всю здешнюю округу вампирка – он слышал о ней, еще когда их отправляли сюда, - теперь он точно вспомнил, что ее звали Магдалиной, - та, с которой много лет не могли справиться охотники, предпочитавшая своими жертвами исключительно мужчин. Говорили, что у нее двое детей от самого графа Д., с которым не рискнул бы связываться ни один самый смелый и опытный охотник.
Мать Ивонны с усмешкой в глазах наблюдала за тем, как переменилось лицо И.

***
- Я не шпион. Поверьте…

- Но тогда ты еще не знал, чья она дочь?.. – с усмешкой заметила Магдалина.
И. опустил голову; по лицу Магдалины было ясно, что ей насквозь видны чувства, раздирающие его душу.

Ее лицо с короткими ресницами и чуть пухлыми губами если и было когда-то прелестно – юностью, свежестью – давно отцвело. Но ее дочь…

как она наклоняла голову, откидывала за плечи свои темные вьющиеся волосы

***
Всю ночь после того не было ему покоя, не мог заснуть, все ему виделась Ивонна, ее мать и брат; то, с какой ласковостью обнимала Ивонна мальчика, как ее мать смотрела на дочь, бедноватая обстановка их жилища. Была в них какая-то затаенная обреченность, какая-то печаль, и он не знал – свойственно ли это всем семьям вампиров или только их семье. Какие отношения связывали их с графом Д.? «Она наследница», и эта скудная обстановка… Вампиры… жестокие убийцы, пожиратели крови. Как известно, способность питаться человеческой кровью приходит к урожденным вампирам с наступлением зрелости. Мальчик, брат Ивонны, неотступно стоял перед глазами. Ему оставалось полтора-два года, и он не имел права на жизнь, согласно клятве охотников. И. ворочался в постели, засыпал и просыпался вновь, не в силах прогнать навязчиво лезшие мысли.


***
Она запнулась и опустила голову; в полоске света, падавшей от фонаря, И. видел вьющуюся прядь, спустившуюся ей на щеку.
После короткой паузы Ивонна подняла голову, и их лица оказались совсем близко; с легким замиранием сердца И. склонился к ее губам, но его опасения оказались напрасны – ее поцелуй ничем особенно не отличался от поцелуев обычных девушек.

***
- Передай маме, что наш отряд будет здесь еще неделю, - тихо сказал он. – На облаву выйдем послезавтра, в пятницу и на той неделе в понедельник и в четверг.
- Иди, а то хватятся тебя, - полушепотом сказала она, положив ладони ему на грудь.
И. сжал на прощание ее руку и трансгрессировал.

***
он знал, что больше никогда не сможет быть охотником на вампиров

***
- Я тебя ждала, - проговорила она шепотом. – Мама только что уснула – мы всю ночь не сомкнули глаз, ждали нападения.
И. опустил голову, перебирая и поглаживая пальцы ее руки, которую он держал в своей, а другой рукою пропуская сквозь пальцы пряди ее распущенной длинной косы.
- Нам ведь не в первый раз, - тихо сказала она. – Нас охраняют Night Angel и Dark Angel, охранники из Эль Тао. Они наши давние знакомые, знали маму еще до нашего рождения…
И. сжал еще крепче ее руку. Она оглянулась на дом и подвела его к скамеечке под окнами; усевшись рядом, они прижались друг к другу.
- Доминика отправили к отцу, - сказала она и замолчала, прервавшись на полуслове; впервые за все время она упомянула о своем отце. Она глянула на И. снизу вверх и, помолчав немного, продолжала, натягивая рукава старой материнской кофты:
- Нам нужно быть осторожнее; главное, чтобы про нас с тобой не узнала Белла… Белла – это моя сводная сестра, она старше меня на десять лет, - пояснила она в ответ на вопросительный взгляд И. – Ее покойная мать, графиня Валерия, была законной женой отца, и Белла вечно строит против нас козни… А нас сегодня охраняли Dark и Кристоф, сын тети Кэй и Night Angel’а.
«Какой-то Кристоф еще там у них», - укололо сердце И. неожиданной ревностью. Он притянул ее к себе поближе, обняв за талию.
- Спать хочется… - сказала она со слабой улыбкой, роняя голову к нему на плечо. – Я с детства не могу спать во время облав, мы с мамой всегда их дома пережидаем…
И. прижал ее к себе покрепче, - она и вправду засыпала – и сидел тихо, не шевелясь. Солнце поднималось все выше, заливая двор яркими лучами. И. посмотрел в лицо спящей Ивонны; ничем с первого взгляда оно не отличалось от лица обычной девушки –
и этим ртом, и этими нежными губами…
И. наклонился к ней и осторожно прижался к ее губам своими; она вздохнула, но не проснулась; И. поцеловал черную прядь, упавшую на висок, и с бьющимся сердцем переместил Ивонну со своей груди на спинку скамейки, устроил ее так, чтобы ей было удобнее во сне и тихонько встал со скамьи.
Солнце поднялось высоко над лесом, осветило деревья и горы; И. шел по тропинке, ведущей прочь от жилища Магдалины и знал одно: уходить. Уходить и не оглядываться. И никогда больше сюда не возвращаться.

@темы: Творчество