14:14 

На обратном пути из налоговой, я спустилась в метро. Настроение было ровным, музыка в наушниках плеера - любимой, часть отчетов сдана. Я села на сиденье, погруженная в свои мысли. И вдруг, я увидела мужчину, сидящего почти напротив. Молодой мужчина, он не был красив смазливой красотой слащавого мальчика, он был красив по-мужски. Он был весь - моего типажа. Моего любимого мужского типажа, который потрясает меня до глубины, каждый раз, как встречается. Но даже не это меня так поразило, он был... нелепым в этом вагоне. Идеальная прическа, идеально выбрит, очень дорого и стильно одет, дорого и стильно, но классически, просто идеально одет, в моем понимании. Он был не из метро. Скорее, я бы представила его в дорогой машине. Видимо, он спустился сюда, что бы избежать бесконечных пятнично-вечерних пробок. Он настолько не вязался с этим метро, настолько диссонировал с этим старым гудящим вагоном, что у меня сбилось дыхание. Все это произошло со мной за миг, так как мне инстинктивно не хотелось, что бы он видел, какое впечатление на меня произвел, потому рассматривала его только мгновение. Мне хватило и этого мгновения. Я всего его вобрала в себя, заметив не только полное попадание в мой любимый типаж, но и отсутствие обручального кольца на идеальной формы пальцах. Тело тоже было идеальным. Ни толстым, ни худым, просто пропорционыльным и крепким. Весь его образ - у меня кружилась голова... я боялась на него посмотреть еще раз, потому покашивалась боковым зрением, делая вид, что смотрю в сторону. Этим же боковым зрением я заметила, что он меня пытается рассмотреть. Этого не может быть, подумала я, с тоской взглянув на свой немодный уже сарафан, который оказался глаженым и чистым, и только потому был выбран для поездки в Москву, так как времени на одевание во что-то иное просто не было. Боже мой, думала я, ну есть же у меня нормальные вещи, недешевые, ну как меня так угораздило именно сегодня одеться... одни его замшевые туфли, идеально гармонирующие с остальной его одеждой, стоят больше, чем все, что на мне надето, включая сумочку, нижнее белье и даже обручальное кольцо. И не может он на меня смотреть, наверное, рядом сидит какая-то девушка. Скосила глаза - рядом оказался дедушка. Да, - подумала я, - на дедушку врядли он смотрит. С другой стороны сидел мальчик-подросток. Потом еще какие-то люди. Девушек не наблюдалось. Стало жарко от мысли, что посматривал он на меня. И зачастую боковым зрением, что бы не было ак заметно. Почти, как я. Не успев до конца это понять, я отмахнулась от этой мысли. Не могла ему понравиться обычная и немолоденькая девочка в простенькой одежде. Какой же я "отстой" по сравнению с ним, думала я. Даже губы не накрашены. Обычный, а не салонный маникюр. Волосы... как отличались мои волосы, разметанные пыльным московским ветром от его идеальной прически. Как не вязалась я с ним. Я была - как метро. Он был - как потрясающая дорогая машина. Нет, не могла я быть ему интересна, не на меня он смотрел, показалось.

Я вышла на нужной мне станции и, чуть танцуя под плеерную музыку, пошла на переход на кольцевую. И затылочным (боковое тут не помогло бы), именно затылочым зрением, увидела его за спиной. В том, что он тоже шел по переходу, удивительного не было ничего, люди часто используют кольцевую в своих передвижениях. Завершив переход, я встала на нужной стороне платформы. Когда он подошел ко мне, я была - не я. Я как будто видела себя со стороны. Себя и его. Голос у него был неожиданный, не совсем такой, каким бы предсталялся мне, не услышь я его на самом деле. Голос у него был еще глубже. Любой другой на его месте улыбнулся бы. Я бы на его месте улыбнулась бы. Наверное, в попытке расположить. Но только не он. Он просто смягчил черты лица, которые без этого смягчения были совсем уж мужскими, совсем уж... брутальными, что ли. Смягчил и произнес: "Мне кажется, нам с Вами надо обменяться телефонами." Нет, он не спросил, как меня зовут, видимо для него это было пошло. Он сразу сказал, зачем подошел. Это было - его. Вязавшееся с его образм. Непошлость и конкретика. Я растеялась. Но мысль работала. И я понимала, что это невозможно. "Нет," - ответила я. Ответ был в его духе. Тихий, некокетливый и непреклонный. Хотелось быть с ним в унисон. Иначе быть, было нельзя. "Почему?" - спокойно спросил он. А я в это время думала - да зачем же я ему - такому мужику женщины на шею вешаются сотнями. И наверняка у него есть постоянная шикарная женщина, одетая в брендовые марки одежды, потрясающий бриллиант женской красоты, отшлифованный в салонах, студиях и прочих заведениях. Обменяться со мной телефонами...? это шутка? насмешка? даже если нет, то... что ж мне - умереть потом от разочарования, что он не позвонил? слишком он был... идеален. слишком он был... не для меня. я не соперница, не конкурентка дорогим молодым девочкам... я - обычная, я - не 20-летняя красотка... Мне нечего дать ему, а просто брать, не давая, я не привыкла. Я – метро. Он – шикарная машина. Они оба – для передвижения. Но вот – какого? Разного. В параллельных плоскостях. Ему не место в метро. Он здесь - случайный гость на один час. Я неуютно и временно чувствую себя в шикарных машинах. Мы с разных планет. Не хочу и не могу быть связана с этим нереальным мужчиной. Но в тот момент... я как будто любила его всего, я бы пошла за ним на край света, я бы сделала все, что он хочет, и даже, что не хочет, я была бы с ним, только если бы... только если бы соответствовала ему. Только если бы была бы равной. Только если была бы из его мира. Но я не была.

Он - на час в метро. А мне сразу, с первого мгновения, было мало его на час, мне хотелось его на всю жизнь. Вот так вот. Сразу. Но я понимала, что он - на час в метро. И метро опустеет без него, снова будет занято тем, что будет скучно и привычно переваливать через себя серую массу обычной толпы обычных людей. А он вернется к своей жизни, такой как он сам, такой, как шикарная машина. Это метро было радо ему услужить, а он просто позволял метро в данный момент перевозить его. И я не могла окончательно стать для него только метро. Я бы не знала, как потом жить. Потому: все или ничего. Я была реалисткой. Все - невозможно. Оставалось - ничего.

Наверное, я долго не отвечала на вопрос - почему. Наверное, он ждал, что я поясню свое тихое "нет". Видимо, ожидание затянулось. «Потому, что Вы замужем?» - спросил он, чуть кивнув в сторону моей правой руки с обручальным кольцом на безымянном пальце. «Нет», - ответила я. Это "нет", действительно было не из-за этого. «Тогда почему?» - уже быстрее спросил он. Мне нечего было терять. С этим мужчиной не было смысла играть, придумывать, кокетничать, как не будешь это делать с инопланетянами, например. Потому, я сказала, как есть. "Потому, что Вы для меня - чересчур" - ответила я. "Неожиданный ответ" - сказал он и еще внимательнее посмотрел на меня. Вряд ли он понял мои замороченные мысли, но произнес: "Теперь мне точно нужен Ваш телефон" - он почти улыбался. Я улыбнулась тоже. И тоже – почти: "Нет, извините. Всего Вам хорошего. Мне пора.» И я шагнула в сторону подходящего поезда. Открылись двери. Я вошла, повернулась. Он остался стоять. Двери закрылись, я ехала и чувствовала одиночество, в полном людей душном вагоне. А когда он стоял со мной рядом, когда даже просто ехал в предыдущем поезде, я ощущала себя... это странно, но я ощущала себя тогда даже не его частью, но чем-то - его... или его - своим... идеалом своим, наверное. Я ехала и чувствовала себя страусом, засунувшем голову в песок, страусом, имеющим голову, но не имеющим внутреннего наполнения… И ругала себя идиоткой.

Кира Санина

   

!!!Проба Пера!!!

главная