11:00 

герцог Винсент
Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Начало произведения уже публиковалось на данном сообестве.

Проснулся Винсент в прекрасном расположении духа. Он лежал в своей огромной постели и рассматривал стены, изукрашенные замысловатой росписью. Мягкий солнечный свет проникал в комнату через проем между плохо зашторенными тяжелыми портьерами и золотистым блеском скользил по поверхности шкафов с книгами и странными черными статуэтками, изящным бокам округлых ваз и рамам старинных картин, с которых улыбались молодые юноши и девушки.
Герцог смотрел на эти лица и впервые не испытывал гнетущего чувства тоски, словно не только в его комнату, а в саму его жизнь ворвался яркий золотой лучик.
Дверь с легким шорохом отворилась, и в полутемное помещение вошел Дмитрий, он нес в руках белый керамический поднос, на котором виднелся высокий стакан с соком, и дымилась тарелка с кашей.
– Доброе утро, герцог, – улыбнулся слуга и, прошествовав к кровати, поставил на колени Винсента поднос с завтраком.
– Доброе утро! – радостно ответил герцог и взял в руки ложку, возможно впервые, без понуканий бывшего священника. Брови Дмитрия удивленно приподнялись, но он ничего не сказал, боясь спугнуть неожиданный аппетит господина.
В комнате повисла тишина, нарушаемая только звоном серебряной ложки о керамическую тарелку. Пока же герцог завтракал, Дмитрий распахнул шторы, впуская в помещение слепящие лучи летнего Солнца, которые легко и быстро развеяли оставшийся с ночи полумрак.
– Прибыл доктор Грэй, – наконец сказал слуга. Винсент нахмурился. Он не хотел видеть никого, кто мог бы испортить ему настроение, а доктор относился именно к тем людям, что портили жизнь вельможи просто своим существованием. Но деваться было не куда, и он сдержано кивнул, разрешая впустить его в свой покой.
Дмитрий поклонился и чеканным шагом вышел из комнаты. Через считанные секунды дверь открылась, и в дверном проеме показался высокий широкоплечий мужчина, облаченный в серый твидовый пиджак, покрытый толстым слоем дорожной пыли, в сопровождении бывшего священнослужителя.
– Доброго здравия Вам, герцог! – сказал доктор резким грубоватым голосом.
– Не сказал бы, – фыркнул Винсент.
– От чего же? – сдержано поинтересовался доктор Грэй, проходя в глубь комнаты и укладывая на прикроватную тумбу свой кожаный ридикюль. Герцог только хмыкнул, не удостоив его ответом, и принялся терпеливо ждать, когда начнется опостылевший за столькие годы осмотр. Доктор тем временем снял шляпу, смутно напоминающую котелок, и легким движением руки растрепал короткие каштановые волосы, расправляя их таким образом от длительного пребывания под головным убором. Затем снял пиджак, оставшись в белой рубашке с коротким рукавом, и повесил его на спинку стула, что стоял неподалеку от кровати.
– Были ли ухудшения состояния? – спросил доктор, наконец-то закончив все приготовления, и внимательно посмотрел на Винсента. Герцог утробно зарычал, в его темно-карих глазах заплясал недобрый огонек.
– Понятно, – спокойно продолжил Грэй, не обращая ни малейшего внимания на поведение пациента. – Повернитесь. Я должен осмотреть Вашу спину.
Дмитрий быстро приблизился к господину, помог ему высвободиться из ночной рубашки и повернуться на спину, а затем вновь занял положенное ему место около двери. Доктор проложил холодную ладонь между лопаток Винсента и мягко повел ее вниз, периодически нажимая чуть сильнее.
– Вы опять игнорируете массаж, – сказал он, открывая ридикюль и доставая из него тонкую длинную спицу. Холодная острая железка прикоснулась к копчику герцога и не сильно уколола, но Винсент даже не вздрогнул.
– По-прежнему никакой реакции, – печально прокомментировал доктор.
– Какие могут быть изменения, если Вы ничего не делаете! – не выдержав, зарычал Винсент. Он лежал, уткнувшись носом в подушку, и не видел возмущенного выражения лица Грэя.
– Если бы Вы следовали моим рекомендациям, – начал причитать доктор. – Вы бы давно поднялись на ноги.
Винсент резко взмахнул рукой, тем самым обозначая, что разговор исчерпан, и доктор может удалиться. Герцог слышал, как Грэй набрал в легкие воздуха, чтобы продолжить спор, и уже приготовился выставить того раз и навсегда, но неожиданно...
– Доктор Грэй, что нужно Винсенту, чтобы подняться на ноги? – раздался мелодичный женский голос, и по спине вельможи пополз холодок, а к щекам подступил румянец, который, к его великой радости, никто не мог увидеть, потому что он по-прежнему лежал, уткнувшись носом в подушку.
– Мисс Телбот, хоть Вы повлияйте на него, – продолжил причитания доктор, поняв, что на его стороне появился союзник. – Я уже миллион раз говорил ему, что необходим каждодневный массаж позвоночной области. Я не прошу выписывать для этого специального человека, хоть это и было бы весьма и весьма неплохо, с этим может справиться Дмитрий...
– Хорошо, доктор Грэй, – колокольчиком отозвался голосок Элены. – Я прослежу, чтобы герцог исполнял Ваши предписания. Пойдемте, обсудим все необходимое.
Каблучки девушки звонко простучали по паркету комнаты.
– Да, да! – засуетился доктор. Он поспешно схватил с тумбы свой ридикюль и шляпу, а со стула – пиджак и выскользнул из комнаты вслед за мисс Телбот.
Как только за ними захлопнулась дверь, Винсент ловко приподнялся на руках и повернулся на спину. По его бледным щекам блуждал едва уловимый румянец, который вызвал усмешку на губах Дмитрия, но священнослужитель предпочел промолчать, чтобы не навлечь на себя гнев господина.

@темы: Творчество, проза

   

!!!Проба Пера!!!

главная