птица луны
Experimentum crucis
Между их домами проходили трамвайные пути, совсем недалеко от кольца, на окраине города. Ветер в одиночестве гулял по улице, когда трамваи расползались к ночи по своим домикам.
Они встречали друг друга от одного трамвая к другому, от первого ритма до последнего. Они оба знали все виды их музыки, все настроения. Усталое, в одиннадцать вечера, когда, пустые, освещенные изнутри заспанные трамвайчики, сложив крылья, ползли спать, радостное - просыпающиеся и немного вредные, звонкие, в пять утра под окнами спящих горожан, рассыпали они мелкую дробь, разрезая своими светящимися окнами – глазами еще не проснувшийся район. И конечно, дневные трамваи, готовые поспорить с кем угодно скоростью и веселостью, когда их дребезжащие длинные и прозрачные крылья, похожие на крылья стрекоз, ребят своим быстрым мельканием то тут, то там, замирают на остановках, и тихо подрагивают, готовые к новому полету.
Они встречались от трамвая к трамваю, в девять часов, уезжая на учебу, она, на работу – он, и иногда – вечером, она выгуливала собаку по аллейке у остановки, а он встречал пожилую женщину. Каждый вечер женщина неизменно с важным видом выходила из засыпающего трамвая, держа за руку девочку, лет семи. Он, обычно подхватывал ребенка на руки и семья шла втроем, домой.
Девушка жила одна, ей некого было встречать и провожать, поэтому она ждала его от трамвая к трамваю, но они не были знакомы, только однажды утром, он помог ей поднять тяжелую сумку, и подал руку, помогая зайти. Именно тогда она для себя решила – я буду ждать этого человека.
Чувство было совсем безответным, ее не беспокоило то, что он не помнил ее лицо, не знал, как зовут ее собаку, она ждала его от трамвая к трамваю.
Однажды утром, он не пришел вовремя - она решила остаться и поехать позже, но он не приходил. Девушка мерзла на остановке, переминаясь с ноги на ногу, и ждала. Трамваи бежали мимо, трепеща своими радужными крыльями, солнце проглядывало из-за туч, а его не было. Прошел час. Она не поехала в институт, совершенно забыв о назначенном зачете, лишь беспокойно поглядывала на окна противоположного дома и думала, что вдруг, он заболел и лежит сейчас один в пустой квартире, и ему должно быть очень грустно.
Его мама, она так называла про себя ту пожилую женщину, скорее всего уже ушла, отвела внучку, в школу, и отправилась по делам, а он один… Она знала их окна и даже квартиру, один раз, гуляя у них во дворе с собакой, увидела как мальчишки обижали девочку, дергали за хвостики, смешно торчащие из-под шапки, и отогнала хулиганов. Малышка расплакалась и рассказала спасительнице где живет, позвала в гости, но во первых – девочка была слишком мала и никак не тянула на ее подружку – что скажут родители, и потом – собака… Так она узнала его дом, увидев девочку тем же вечером за руку с пожилой дамой.
В окнах на пятом этаже было темно, и девушка собралась пойти домой, но неожиданно вспомнила, как недавно болела сама. Кровать, подушка и выключенный свет. Собака на коврике, и так одиноко. Если бы тогда нашелся хоть один человек…

***
В дверь позвонили. Он поднялся, завернувшись в плед, и положив на тумбочку у кровати градусник, пошел открывать. Сил не было ни смотреть в глазок, ни спрашивать кто, скорее всего это мама, забывшая что-то дома, или почта. Щелкнул замок и за дверью он увидел девушку в короткой юбке и забавной синей курточке. Длинные, растрепанные, как будто от долгого стояния на ветру волосы, кое-как забранные в хвост, и широко раскрытые темные глаза. В руках она держала пакет молока и банку джема. Она робко и в то же время решительно переступила порог, он сделал шаг назад
- Вы к кому? – Он плотнее запахнул плед и удивленно тряхнул головой.
- Здравствуйте – улыбнулась. – Я к вам.