15:22 

герцог Винсент
Камнем станет остывшее Солнце, И никогда к нему огонь не вернется.
Начало произведения уже публиковалось на данном сообществе (www.diary.ru/~litera-probapera/p51127006.htm). Продолжение...

* * *
Солнечный свет игриво проникал в полутемную комнату сквозь приоткрытую бордовую штору. Мужчина лет сорока на вид сидел около окна в кресле, к ножкам которого были приделаны средних размеров колесики, и сжимал в руке толстую бархатную ткань. Сидел он совершенно не подвижно, словно был изваянием из камня, только тонкая шелковая рубаха колыхалась от порывов едва уловимого ветерка. Его некогда иссиня-черные волосы были наполовину седыми, а по бледной коже лица тянулась тонкая паутина морщин. Пристальный взгляд его черных глаз был направлен куда-то в глубины роскошного сада. Опытный садовник, увидав полудикие клены, растущие так, как им вздумается, сошел бы с ума, однако мужчина не был садовником, наверное, поэтому он заворожено смотрел на сильные деревья, тянущиеся к небесам своими зелеными ветками.
– Доброе утро, герцог! – раздался за его спиной сильный мужской голос.
– Доброе, Дмитрий... Доброе, – эхом отозвался мужчина, не отводя взгляда от окна.
– Вы сегодня встали пораньше, – говорил вошедший. Возраста он выглядел одного и того же с господином, хоть и был старше него на пятнадцать лет. В его коротких каштановых волосах давно поселилась седина. Одет он был в черные брюки и того же цвета пиджак, из-под которого виднелась кипенно-белая рубашка. На ногах же сверкали начищенные туфли.
– Ждете гостей? – спросил он у мужчины, сидящего в кресле, и одернул с окна шторы.
– Гостей? – перевел на него изумленный взгляд герцог.
– Я же говорил Вам, – укоризненно покачал головой Дмитрий. – Учительница из церковной школы просила о встречи с Вами. Я сказал ей, что она может прийти к завтраку.
Винсент печально вздохнул и покачал головой. Почему-то именно сегодня ему меньше всего на свете хотелось кого-то видеть. Он вновь посмотрел в окно.
– Что ж? – сказал он в пустоту. – Тогда нужно собираться.
Дмитрий широко улыбнулся и, взявшись за ручки на спинке кресла, подкатил его к гардеробу. Шкаф был из красного дерева с многочисленными витиеватыми узорами, выжженными на его поверхности. Распахнув дверцы, слуга углубился в изучение содержимого шкафа, что-то бормоча себе по нос. Винсент же скучающе зевнул, прикрыв ладонью рот.
– Дмитрий, – неожиданно сказал герцог. – Сколько лет ты мне служишь?
– Пять... – растерянно отозвался тот.
– Значит, уже пять лет... – задумчиво повторил Винсент, глядя прямо перед собой. Слуга обернулся и встревожено посмотрел на господина.
– Что с Вами происходит? – спросил он. Неспешно отойдя от шкафа, Дмитрий продемонстрировал вельможе брючный костюм мягкого серого цвета с длинным пиджаком и жилеткой, а так же черную рубашку с длинными манжетами. Винсент равнодушно кивнул.
– Просто мне тут подумалось, – неспешно, тщательно подбирая слова, ответил он на вопрос Дмитрия. – Я уже пять лет не встаю с этого кресла...
Слуга бросил на герцога взгляд, но по нему нельзя было сказать, о чем он думает или что чувствует. Подойдя к господину, Дмитрий помог ему снять ночную рубаху и надеть выбранную черную рубашку. Прохладная ткань приятно легла на тело.
– Лекарь придет послезавтра, – отчеканил слуга, помогая Винсенту надеть жилетку и пиджак.
– Какой от него прок? – не весело усмехнулся тот.
– Он старается, как может, – попытался оправдать доктора Дмитрий, надевая на герцога брюки и черные блестящие ботинки. Винсент, молча, позволил слуге приподнять себя из кресла и расправить брюки. Это была каждодневная процедура, и он уже привык к ней за столько лет. По началу его безумно смущало, когда Дмитрий брался одевать его, но со временем человек может привыкнуть ко всему. Так и Винсент привык к своей беспомощности.
– Пускай старается. Ему за это деньги платят, – великодушно сказал герцог, когда слуга расправил его пиджак и подвернул длинные манжеты черной рубашки. Расчесав волосы, доходившие до лопаток, и завязав их черной лентой в низкий хвост, Винсент, нехотя, взглянул в зеркало, стоящее сбоку от шкафа, и остался доволен своим внешним видом настолько, насколько может быть доволен человек, ненавидящий свое отражение.

* * *
В обеденной зале был накрыт длинный стол. На белой скатерти стояло несколько подсвечников с высокими свечами, абсолютно бесполезными в это время суток, а так же было поставлено три прибора для трапезы. Между двумя подсвечниками стояла изящная хрустальная ваза, из которой благоухал огромный букет жасминовых веток, а рядом с ней пузатый стеклянный графин с водой.
Винсент еще раз бросил грустный взгляд на сервировку стола, от него не укрылось, что Дмитрий поставил только те предметы, что носили геральдическую печать рода. В голову герцога закралось неприятное предположение. Он нетерпеливо постучал пальцами по столу, оглядывая места по обе стороны от себя. Оставалось уповать только на то, что если бы прибыли родители, Дмитрий не посадил бы его во главе стола, а оставил бы это место для отца.
Наконец в залу важно зашел бывший священнослужитель и объявил громогласным голосом, больше похожим на голос герольда, чем на голос священника:
– Учительница Эскирн и ее воспитанница мисс Телбот.
Под эти слова в обеденный зал вошла молодая женщина в длинном черном платье чем-то отдаленно похожим на монашеское одеяние. Винсент не сразу понял, почему это вполне модное платье показалось ему рясой – на женщине не было ни единого украшения. Ее русые волосы были убраны в строгую и довольно простую прическу, что только добавляло ей сходство с жительницей монастыря.
Следом за ней вошла девушка с необычайно большими голубыми глазами. Винсент задержал на ней изучающий взгляд. Она была миловидна и сдержана, но очень походила на большого ребенка. По-детски припухлые алые губы, широко распахнутые глаза, и к тому же, два огромных банта в прическе не добавляли ей серьезности. Одета она была в темно-коричневую школьную форму с белым передничком.
– Джентльмены поднимаются, приветствуя дам! – серебряным колокольчиком прокатился по залу голосок девочки. Винсент удивленно приподнял бровь. Мало кто из жителей окрестных земель не знал о его болезни.
– Герцог с удовольствием поприветствовал бы вас стоя, - резко отчеканил Дмитрий. – Если бы мог!
Глаза девчушки округлились еще больше, а на бледных щеках запылал румянец. Невольно усмехнувшись, Винсент сказал:
– Я приветствую Вас, леди, в моем скромном доме, – помолчав, добавил: – Как могу.
Опустив глаза, девочка проследовала следом за учительницей к столу. Дмитрий помог им занять места, по очереди отодвинув сначала один стул, а затем второй, и удалился на кухню, чтобы подать на стол. Обе леди молчали, и герцог почувствовал себя не ловко.
– Что привело Вас ко мне, госпожа Эскирн? – вежливо поинтересовался он. Учительница посмотрела на него вопросительным взглядом, но тут же справилась с эмоциями и сдержано ответила:
– Как Вам известно, в нашей школе сейчас каникулы. И чтобы дети не забыли манер, которые мы так тщательно им прививаем, я дала им задание на это время...
Женщина запнулась. Ее водянисто-серые глаза быстро скользнули по лицу герцога, словно прося не истязать ее вопросами. Винсент не мог понять причину ее поведения.
– И что же вы задали? – все тем же вежливым тоном спросил он.
– Позаботиться о... больном человеке, – выдавила из себя последние слова женщина. Винсент удивленно посмотрел на учительницу, потом перевел взгляд на ее ученицу. Он ждал, что сейчас войдет Дмитрий и скажет, что все это шутка, но ничего подобного не происходило.
Заметив изумление на лице герцога, женщина поспешно заговорила:
– Я оправляла Вам письмо неделю назад, с просьбой взять к себе мою ученицу. И нам пришел положительный ответ, поэтому мы и прибыли сюда сегодня.
– Это я отправил согласие, – сказал Дмитрий, торжественно заходя в зал. В его руках покоился серебряный поднос, на котором было аккуратно расставлено три фарфоровые тарелочки с овсянкой, белый кофейник и три чашечки. Он прошествовал к столу и стал расставлять на нем нехитрый завтрак, но, натолкнувшись на строгий взгляд Винсента, сказал слегка оправдываясь:
– Вам, герцог, необходимо общение с новыми людьми, иначе Вы так и зачахните в четырех стенах.
– Спасибо за заботу, – глухо буркнул вельможа, хотя на ум приходили совершенно другие слова, которые произносить при благовоспитанных дамах было просто неприлично.
– Мисс Телбот одна из лучших моих учениц, – вмешалась в происходящее учительница. – Она умна, сдержана и скромна. К тому же она из очень уважаемой семьи.
– Думаю, нам будет, о чем поговорить, – вежливо ответил Винсент, переводя взгляд на девочку. Мисс Телбот смотрела в тарелку стоящую перед ней совершенно стеклянным взглядом. Мужчине не сложно было представить, что испытывает это маленькое создание с ангельским личиком. Отец раньше так же расхваливал его достоинства на светских приемах, не заботясь о том, слышит его слова сын или нет.
Дальнейший разговор во время завтрака тек привычным руслом от рассуждений о погоде до предположений о возможном перевороте.
– Знаете, – неожиданно подала голос девушка до этого момента молчавшая. Учительница строго посмотрела на мисс Телбот, словно напоминая ей о правилах этикета, и малышка замолчала. Но герцога совершенно не устраивало такое положение вещей.
– Что же Вы хотели сказать, мисс Телбот? – мягко спросил он. Девушка посмотрела на него своими огромными голубыми глазами, и по ее щекам пошел румянец.
– Знаете, – повторила она дрожащим голоском. – Мне кажется, граф Мейлэнд не успокоиться.
– Почему Вы так думаете?
– Потому что такие люди, как он, не приемлют неудач. Они воспринимают их, как сорвавшуюся попытку, и убеждены, что судьба даст им второй шанс, – ответила девочка на вопрос Винсента. Герцог удивленно смотрел в ее серьезные глаза.
– Вы были с ним знакомы?
– Нет!
– Откуда тогда столько уверенности?
– Я просто предположила...
В зале повисла тишина. Мисс Эскирн укоризненно смотрела на свою ученицу.
– Я немного устал, – разорвал тишину голос герцога. Он обращался ко всем сразу и ни к кому конкретно. Учительница поспешно поднялась, склонилась в учтивом поклоне и, поманив ученицу, направилась к двери. Мисс Телбот тоже поднялась и так же склонилась в поклоне. Винсент учтиво ответил обеим леди кивком головы и уставился пустым взглядом в букет жасмина. Он не мог и предположить, что простое упоминание о мятежнике вызовет у него столь сильные эмоции. На душе было пусто и тоскливо.
– Я Вас расстроила? – неожиданно вмешался в его мысли голос девочки. Винсент вздрогнул от неожиданности. Он был уверен, что остался один. Но мисс Телбот по-прежнему стояла около обеденного стола и очень внимательно смотрела в лицо герцога. Он ответил ей таким же внимательным взглядом. Откуда этой малышке было знать, что с именем мятежного графа у него связанно слишком много.
– Нет, что Вы, – улыбнулся Винсент. – Я надеюсь увидеть Вас завтра.
Девочка улыбнулась, еще раз склонилась в поклоне и поспешно покинула зал вслед за своей учительницей.

@темы: Творчество, проза

   

!!!Проба Пера!!!

главная