09:36 

Сестра

Говорят, ты фаталист. Алкоголик. Наркоман.
Склеп
День яркий, солнечный, поющий на разные лады. Но на самом деле это – обычный день, каких много, слишком много выдалось этим летом. Таких дней каждое лето бывает много, и каждый похож на следующий и на предыдущий. А с прошлого лета Мария одна, она считает дни, эти обычные дни её серой жизни среди серых камней. Её сестра умерла в один из таких дней, а ближе её никого не было. Никого и не было нужно. Раньше Мария писала картины, черпая краски из своей души, а теперь давно уж ничего не пишет. Вместо этого каждый день в любую погоду ходит на могилу сестры, потому что по-прежнему не может поверить, что навсегда потеряла её. Теперь её жизнь пуста. Не нужно соболезнований серых людей, не нужно неба, не нужно ветвей деревьев, ничего, что они любили когда-то. Вдвоём… На кладбище тихо. Лишь высокие деревья шелестят где-то на фоне неба. Могилы чисты и молчаливы, незнакомые смотрят с памятников равнодушно. А кроме них, Марии подружиться не с кем. Заросшие могилы, поросшие мхом камни, заменили ей людей. Стремление на кладбище каждый день заменило ей мечту. Она бродила среди могил до самого позднего вечера. Если бы утром не нужно было на работу, бродила бы и по ночам. Она сама превратилась в одинокий, бестелесный призрак, не понимающий, что держит его на этой земле. А когда-то она бродила здесь с сестрой. Они вели тихий разговор на языке, который придумали сами. Их голоса помнят печальные кладбищенские птицы, молчаливые камни и унылые деревья. Больше никому не дано было понять их.
Почему-то именно в этот день Мария случайно набрела на старинный склеп. Замшелые камни, поросшие деревьями и покосившаяся дверь на цепи. Когда они с сестрой были маленькими, всё хотели войти в этот склеп. Сестра была намного старше Марии, сообразительнее, она изготовила ключ, и они забрались в склеп. Но там не нашлось ничего, что напугало бы, заинтересовало бы, только голые стены с непонятными знаками, похожими на солнце. Не найдя ничего занимательного, девочки выбросили ключ подальше и не ходили больше в склеп. Вот так, все воспоминания Марии связаны только с сестрой. Все впечатления всегда делились на двоих. Мария села на замшелые камни и заплакала. Слёзы падали на чахлую траву под ногами, на больших жёлтых улиток, на камни и на прошлую жизнь, которую не вернуть никакими силами. Но вот что-то звякнуло по камням. Это проржавевшая цепь сорвалась с двери, отвлекла Марию от её горя, приглашая войти внутрь. Неожиданно легко открылась массивная железная дверь. Одним движением слабой руки вход был открыт.

Встреча на балу
Из глубины подземного мира дыхнуло замогильным холодом и сыростью. Марии не было страшно, она шагнула в эту подземную глухую тьму. Но внезапно включился свет, и вокруг неё закружились в диком танце самые причудливые фигуры в маскарадных костюмах. Да и она сама кружилась с ними по ярко освещённому залу с колоннами и сводчатым потолком. Она была одета в красивое платье, искрящееся самыми фантастическими цветами. Мария была удивлена и обрадована. Ей показалось, что она попала в то самое место, где исполняются все самые заветные желания.
- Да, это то самое место, - услышала она знакомый голос.
Где-то она уже видела этого молодого человека. Сейчас он был в костюме чёрного кота и в маске, так что Мария не могла припомнить, где именно видела его. Он взял Марию за руки и закружил в бешеном танце в центр зала. Его 17-летняя весёлость увлекла Марию, напомнила ей о молодости, заставила хоть на миг забыть её горе. Он немного ниже ростом высокой Марии, у него мягкие кошачьи манеры, тонкие пальцы, загорелая кожа, очаровательная улыбка. Что-то знакомое и чужое одновременно. Будто сама молодость вернулась к ней из тьмы прошлого и держит её за руки. Мария кружилась с ним по залу, смеялась, становясь то маленькой девочкой, то сказочной феей. Музыка лилась прямо из воздуха, веселье царило вокруг, не давало думать о плохом. Но внезапно всё прекратилось: музыка смолкла, свет медленно погас, и зал погрузился в полумрак, расцвеченный зеленоватыми огнями. Мария поняла, что это светятся в темноте глаза гостей. Она в ужасе крепко сжала руки своего партнёра.
- Не бойся, - шепнул он, - Скоро мы уйдём.
- Куда?
- Это зависит от того, чего ты пожелаешь. Скажи, чего ты хочешь.
Мария вдруг с новой силой почувствовала свою боль.
- Я ничего не хочу, - сказала она, опустила голову и выпустила его руки.
- Это неправда. Но если хочешь, можешь уйти.
- Хотя бы скажи, как тебя зовут. А то, знаешь, как бывает…
- Думаешь, я твоя судьба? Нет, это не так. Я всего лишь кот. А моё имя тебе знать необязательно.
- Ну, тогда я пойду.
- Прямо так и уйдёшь? – удивился кот, - А как же гости? Они все ждут твоего желания.
Вдруг сердце бешено заколотилось, Мария бросилась вперёд, снова схватила кота за руки.
- Кот! Кот! Дорогой мой кот! – выкрикивала она – Я готова остаться здесь навсегда, сделай лишь одно. У меня умерла сестра. А ведь я так люблю её. До сих пор. Верни сестру, кот!
- Остаться со мной – слишком большая жертва во имя сестры, - сказал кот, - Но это твоё решение.
Гости зааплодировали, кот почтительно снял шляпу и маску. Его глаза горели в темноте жутким жёлтым огнём, но Мария уже не видела этого, так как бросилась на шею тому, кого считала спасителем, прижалась к нему, ощутив внезапно, насколько он худой, даже хрупкий. Сможет ли он помочь ей? Снова всё смешалось в головокружительной пляске: огни глаз гостей, страшные жёлтые глаза напротив и демоническая усмешка.

Плен
Кажется, ей всю ночь снилась сестра. Она тянула к ней руки и умоляла не делать ошибки. Сестра будто тонула, взывала из глубины, просила не вытаскивать её, оставить в покое. Мария проснулась в ужасе, не понимая, что происходит. Она ожидала увидеть стены своей квартиры, знакомые с детства до боли. Но вместо этих стен вокруг неё обнаружились стены, оклеенные пожелтевшими газетами, низкий скошенный потолок и крошечное зарешёченное окно под самым под потолком. Она вскрикнула и тут же зажала себе рот. Нет, это всё происходило не во сне. Её похитили.
- Ну вот, она ещё и недовольна! – услышала она голос позади себя и вздрогнула, - Ты же хотела жить одна в такой вот комнате. Тебе ж ещё недавно ничего не было нужно!
Мария наконец разглядела на себе всё то же цветастое платье. Она лежала на выступе стены, покрытом теми же газетами, что и всё вокруг. А голос принадлежал неопрятного вида женщине, одетой в серые грязные лохмотья. Она копалась в газетах на полу позади ложа Марии и ворчала.
- Кто ты? - только и смогла спросить Мария.
- Они зовут меня мышью, но я не мышь на самом деле. Но ты тоже можешь звать меня мышью, я не обижаюсь. Раньше в этой комнате жила я, а теперь буду убираться здесь.
- Я думаю, что скоро уйду, не хочу участвовать в этих бредовых играх, так что снова сможешь жить здесь, - сказала Мария так добродушно, как могла.
- Не надо подлизываться, никуда ты отсюда не денешься, - ворчала в ответ мышь, - Это не игры, а твоя новая жизнь. И не думай налаживать отношения с кем-либо, здесь все друг друга ненавидят.
Речь мыши окатила Марию неприятной струёй холода и равнодушия. Она вспомнила о коте, о том, какой он молодой, живой…
- Что, глаз на кота положила? – оборвала её мысли мышь, - Зря. Он только притворяется. На самом деле он гадкий. Кто, думаешь, меня из этой комнаты выгнал? И не 17 ему лет, а во много раз больше. Ты даже представить себе не можешь, во что ты ввязалась, девочка!
- Я хочу увидеть сестру! – закричала Мария в отчаянии.
- Ты увидишь её, - сказала мышь и вышла.
Напрасно Мария пыталась пробить белую плоскость двери. Только отбила руки и плечо. Через окно выйти невозможно. Но что там? Мария подошла к окну и увидела двор частного дома с высоты второго этажа. Как-то зябко и неуютно стало ей от этого зрелища. Мария предпочла разглядывать стены. Газеты оказались порнографического характера, так что читать их было неинтересно. Он снова легла на своё ложе и отвернулась к стене.

Первое испытание
Ближе к вечеру пришёл кот. Теперь он был гораздо выше и сильнее, чем на балу вчера. Но Марию это не удивило, её вообще ничего уже не удивляло, хоть она и чувствовала, что это только начало.
- Вставай и переодевайся, - сказал он, швырнув Марии чёрное платье, - пойдёшь со мной.
- Куда, зачем? – не поняла Мария.
- Тебе предстоит так называемое крещение, - сказал кот, - И давай быстрее, мне некогда ждать.
Кот изменился. Где тот юношеский задор, та весёлость и молодость, что привлекла Марию на балу? Он стал грубым, раздражительным, говорил, как приказывал, Мария ненавидела такой тон.
- Я никуда не пойду! – сказала она как можно решительнее.
- Если не пойдёшь, я буду каждый день бить тебя вот этим кнутом, - кот действительно достал откуда-то кнут, - А если ты такая никчёмность и дура, и не поймёшь, что нужно слушаться, тебя будет бить мышь. А она гораздо жёстче меня. И вообще, если хочешь увидеть сестру, слушайся меня.
Он закрыл дверь. Мария хотела разнести всю эту газетную темницу на куски, она даже ударила пару раз в стену кулаком. Но стена, которая казалась ей картонной, на деле походила на железную. Некуда бежать! Кому она нужна тут? Весь её бунт, вся борьба за свободу – пустой звук в этих стенах. Или жить по их правилам, или будут бить кнутом. Она надела платье, принесённое котом. Зеркала в комнате, конечно, не было, но и без него Мария решила, что выглядит ужасно. «В окне, вроде бы, было стекло», - подумала Мария и снова подошла к окну. Стекла нет, только решётка. Всё тот же неуютный пустой двор, покосившийся забор и глухая стена соседнего высотного дома. Никто не придёт, никто не будет искать. Нет ни друзей, ни врагов. Но вот у ворот будто бы случайно остановилась машина. Не, не случайно. Оттуда вышел человек и принялся стучать в ворота.
- Я тут! – кричала Мария, что было сил, - Меня похитили! Вызовите милицию!
Но человек будто не слышал. Подождал немного и уехал. В тот же миг в комнату вломился кот с яростным криком «Дура!», зажал Марии рот и буквально вдавил её в стену. От вчерашней хрупкости его телосложения не осталось и следа. Он сильно ударил Марию по лицу, потом выволок во двор, где уже ждала машина. Кот швырнул Марию на заднее сидение, сам устроился рядом. За рулём сидела мышь в дурацком синем парике. Она оглянулась и спросила кота: «Куда едем?» Кот ответил что-то неопределённое, и машина тронулась. В сознании Марии помутилось, все факты перемешались, создав сплошной абсурд. Ей было даже всё равно, куда они едут. А ехали они по пустынным улицам с однотипными высотными домами, невозможно было понять, в каком районе города они находятся.
Но вот, все двери машины открыты, Мария одна. Она вышла. Вокруг – стандартный двор стандартной высотки. Машина, что привезла Марию сюда – чёрная, неопределённой марки, но старинная, без номеров. Поздний вечер, зябко, одиноко. Ну, и что теперь? То, что случилось, было молниеносно. Но Мария привыкла к неожиданностям. Женщина в красном платье запихнула Марию в машину, не говоря ни слова. Сама села за руль и повела машину вокруг дома, во дворе которого, она стояла до этого. Мария только успела заметить, что машина неожиданно стала красной.
- Маргарита, - коротко представилась женщина, - Я вампир.
Мария в ужасе вжалась в дверцу.
- Не бойся, мы своих не кусаем, - сказала Маргарита, - Я хочу тебя попросить: не отказывайся, пожалуйста, от своих наклонностей! Будь с нами! Нас так мало осталось. Мне вот вырвали клыки.
Она показала зубы, но клыки были, только чёрные.
- Они вырастают снова, - пояснила Маргарита, - Скоро побелеют, - почти всех нас уничтожили инквизиторы, нам нужны новые силы.
- Инквизиторы???
- Так мы называем тайное общество в рамках церкви, которое убивает таких, как я. Как оно называется на самом деле, никто не знает.
Вампирша явно хотела казаться крутой, но всё же производила жалкое впечатление. А ещё было видно, что её кто-то подослал.
- Нет, я не собираюсь становиться такой, как ты, - сказала Мария твёрдо.
- Ну, как хочешь! – Маргарита одним движением выбросила её из машины. Машину же забрала.
Как Мария оказалась во дворе своей тюрьмы, она не помнила. Навстречу ей вышел кот. Он размахивал кнутом и зло улыбался.
- Ну, что, сучка, пришло время порки! Поздравляю, ты благополучно провалила экзамен, твою мать! Скотина! Ты хоть соображаешь, что делаешь? – последовал первый удар кнута, от которого Мария благополучно увернулась, - Маргарита и без тебя глубоко несчастна, а ты отдала её прямиком в лапы инквизиторам, причём вместе с нашей единственной машиной! – последовал второй удар кнута, из-за которого из носа Марии пошла кровь.
- А ещё она орала из окна, - напомнила вышедшая из дома мышь.
- Да, а дом считается нежилым, - добавил кот, - Ты хочешь, чтобы сюда понаехали менты?
Мария беспомощно валялась на земле и зажимала нос рукой.
- На, бей её, сколько хочешь! – кот бросил кнут мыши и ушёл.
Та злорадно усмехнулась, сняла грязный фартук и синий парик и начала без устали хлестать кнутом. Мария уворачивалась от ударов, как могла.

Второе испытание
Утром, как ни в чём не бывало, мышь принесла в комнату Марии завтрак – хлеб с водой. Она мило улыбалась, хоть и молчала. Парик на этот раз был зелёный. День прошёл бесцельно, в блужданиях от одной стены к другой, от окна к двери. Вечером снова пришла мышь всё с той же радостной миной и принесла миску с кашей. Перед уходом она сказала:
- Он сегодня добрый, не вздумай его злить. Будешь послушной, он ан тебе женится, бить не будет.
Мария восприняла эту речь как полный бред, но ничего не ответила. Ближе к ночи пришёл кот. Он стал ещё выше и шире в плечах, из-за чего выглядел гораздо взрослее. Кнута при нём не было, но Марию всё равно бросило в дрожь при его появлении. Он был одет в чёрное. Чёрные волосы, загорелая кожа. Заметив жёлтые глаза, Мария задрожала ещё сильнее.
- Страшно? – спросил кот, скорее издеваясь, чем заботясь, - Но надеюсь, ты поняла, как надо себя вести. Если ты всё-таки хочешь увидеть сестру, пошли со мной. Тебе нужно пройти ещё одно испытание.
- Хватит! – Мария вскочила, поражаясь своему бесстрашию, - Я тебе не верю! Ни тебе, ни твоей гадкой мыши! Я не понимаю, что вам от меня надо, мне же надо просто убраться из этой вонючей дыры!
Сперва кот оскалился, но быстро отошёл.
- Никуда ты не уйдёшь. Будешь помогать, другого выхода у тебя нет. А сестру ты всё же увидишь, - он говорил спокойно, даже чуть ласково, - Но жениться на тебе я не смогу, так как тебе девки нравятся, мышь сказала. Так что, буду бить, если что, - и ушёл неслышно.
Это уж слишком! Распускать нелепые похабные слухи! Мария с силой швырнула миску из-под каши в стену. Но никто не слышал. Придётся идти с котом.
На этот раз никуда не ехали. Да и ехать было не на чем. Кот, крепко держа Марию за руку, вёл её по тёмному коридору, по скользкой лестнице куда-то вверх. Мария поражалась, каким огромным внутри оказалось это жалкое с виду строение.
- Всё это придумала ты сама, - кот отвечал на её мысленный вопрос, - Твоё прошлое и будущее – лишь плод воображения. Есть только настоящее, и ты должна быть с нами в нём. Ты – нервная истеричка, ты сама виновата в своих несчастьях. А исправлять всё приходится мне, потому что ты – никчёмная дура. У тебя нет никаких интересов в жизни, без меня ты станешь пустым местом.
Мария с ужасом поняла, что начинает верить коту. Хотелось кричать, но голос куда-то пропал. Хотелось плакать, но слёз не было. Коридор бесконечно тянулся во тьму, а в стенах не было никаких дверей. Бежать некуда. Неужели у неё и правда один лишь выход? Она вспомнила сестру. Раньше её вела по жизни любовь, а теперь – страх. Не ведёт, а толкает. Страх потерять остатки этой любви. Почему она только сейчас поняла, что сестру не нужно было возвращать, она всегда была жива, потому что Мария всегда помнила о ней? И её любовь к Марии была жива, а теперь она куда-то пропала. Её размышления прервал кот, он с силой толкнул её вперёд. Только сейчас она увидела, что невесть откуда взявшаяся Маргарита вместе с мышью пригвоздили к стене какого-то мужика. В тусклом свете их глаз жертва извивалась и кричала так, что Марии стало нехорошо.
- Это приговорённый к смерти, - пояснил стоявший позади кот, - Укуси его, выпей всю поганую кровь!
Снова всё смешалось, закружилось в бешеной пляске перед глазами Марии. Несчастная жертва, хищные глаза Маргариты, красный парик мыши, чьи-то светящиеся зрачки, горящие жёлтым пламенем глаза кота. Мария закричала, не понимая, откуда взялся голос. Она оттолкнула кота так, что услышала, как он упал, ударившись о стену, и побежала назад, не разбирая дороги в кромешной тьме коридора.

Надежда
Всё по-прежнему кружилось перед глазами, картины прошлого и будущего перемешались, создав ужасающий образ настоящего. Наконец она наткнулась на какую-то дверь! Но эта дверь вела в её комнату. За окном уже царила ночь, а освещения в комнате не было, так что Мария не сразу поняла, куда попала. Но дверь неожиданно захлопнулась за её спиной. В глубоком отчаянии, которое невозможно описать простыми словами, Мария упала на пол, бессмысленно уставившись невидящими глазами в тёмный потолок. Где-то в чёрной бездонной пустоте она снова увидела сестру. Та, плача, тянула к ней руки и чуть слышно упрекала её за столь неосмысленный поступок своим тихим голосом. А потом она потонула во тьме.
Мария подскочила на полу от резкого звука открывающейся двери. Дальше всё произошло, как во сне: свист кнута, мышь, красный парик полетел на пол, кнут – в угол. Мария с невероятной для неё силой вывернула мыши руки и отшвырнула её к стене. Потом выбежала в чёрный коридор, захлопнув за собой дверь. А потом побежала, куда глаза глядят. Не заметив лестницу, кубарем скатилась с неё. Она летела в темноту, пока не увидела впереди тусклый свет. Мария ухватилась за перила и медленно пошла на свет, держась стены. Она уже могла различать в полумраке окружающие её предметы. Она оказалась в подвале с каменными стенами. Но таких не бывает в частных домах! Стены холодные, скользкие, и какие-то странные знаки начертаны на них. Похоже на подвал старинного замка. Зеленоватый свет впереди становился всё ярче, и в этом свете уже можно было разглядеть огромное количество ящиков, стоящих вдоль стен, местами загораживающих собой проход. «О, Боже! Это же гробы!» - Мария закрыла рот руками, чтобы не закричать. Гробы были и новые, и старые, и совсем ветхие. Некоторые почти развалились, и видны были кости. Марии хотелось бежать назад, но бежать-то на самом деле было некуда. Одна надежда – на этот свет впереди. Зелёный свет шёл от нескольких ламп на потолке. Потолок становился всё ниже, так что свет казался ярче. Подземный коридор неожиданно закончился кухней. На гробах, стоящих повсюду, были расставлены блюда. Вокруг суетились совершенно одинаковые люди в разноцветных париках. Но они больше походили на мышей, чем на людей. Главной на этой кухне была женщина в чёрном плаще и в шляпе. Она стояла спиной к Марии у подобия барной стойки и отдавала распоряжения. «Может, хоть она поможет мне», - подумала Мария. Голос женщины показался ей знакомым. Она обошла стойку и взглянула в лицо хозяйки. Как громом поражённая, Мария упала перед ней на колени. Потому что, то была её сестра.
- Надежда! – закричала Мария и потянула руки к сестре. Но вместо того, чтобы поднять Марию с колен, как она всегда делала раньше, сестра оттолкнула её руки и уставилась на неё страшными глазами, в которых горел жёлтый демонический огонь. Мария сама отшатнулась, она всё поняла в один миг. Что же они сделали с Надеждой? Черты лица сестры резко изменились. При жизни она была очень красивой, загадочной и немного грустной, а теперь она больше походила на мышей, что суетились вокруг неё.
- Зачем ты пришла? – холодно спросила сестра, - Я слышала, что ты отказалась помогать нам.
- Что они сделали с тобой, сестра? – Мария, чуть не плача, пыталась взять сестру за руку.
- Они сделали доброе дело для меня. Я просила за тебя, но ты отказалась. Теперь я вижу, какая ты на самом деле дура. Ты могла бы быть сильнее, могла бы забыть об этих гробах в подвале, почувствовать в себе способность изменить мир.
Снова сознание Марии помутилось. Она видела себя тёмной богиней в чёрном плаще, повелевающей никчёмными людишками. Перед ней преклоняются сильные демоны, ей подчинятся духи. Но Мария нашла в себе силы стряхнуть с себя туман наваждения. Что будет на самом деле? Она будет прислуживать демону, которым стала её сестра, на кухне мыть грязную посуду и переставлять гробы, постепенно превращаясь в мышь. Эта картина обожгла душу Марии.
- Нет, сказала она, - Такой, как ты я не стану. Я хотела бы вернуть тебя, но теперь я поняла, что это невозможно. Я буду жить тем чувством, той любовью к тебе прежней, что ещё осталась в моей душе, несмотря ни на что. Если я стану демоном, то потеряю остатки этого чувства, тогда жить мне будет нечем и незачем, вечность станет невыносимой для меня.
Сестра лишь рассмеялась в ответ.
- Что твоё чувство перед моей мощью? Я могу сделать с тобой всё, что угодно, а ты не можешь ничего.
- Я могу любить!
Сестра вновь рассмеялась.
- Кот! – крикнула она, - Я приговариваю её к смерти! Она мне надоела.
Откуда ни возьмись, появился кот, поклонился весьма учтиво и заглянул в глаза сестре.
- Удуши её, - приказала сестра.
- Слушаюсь! – сказал кот, достал из кармана верёвку и уволок Марию в дальний тёмный угол.
- Надеюсь, ты не будешь убегать? – сказал он на ухо Марии, накидывая петлю ей на шею.
Марии было всё равно. Она уже окончательно потеряла любимого человека. Но чувство живо. С ним она и решила умереть, потому что жизнь бессмысленна теперь.
- Было очень приятно познакомиться, - сказал кот и затянул петлю.

@музыка: Tiger Lillies

@темы: хоррор, проза (своя), Творчество

   

!!!Проба Пера!!!

главная